количество статей
2668
Исследования

Анализ витаминно-минерального статуса родильниц, принимавших витаминно-минеральные комплексы на разных сроках беременности

Е.В. Ших
Л.Ю. Гребенщикова
Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова
Областной клинический перинатальный центр им. Е.М. Бакуниной, Тверь
Адрес для переписки: Евгения Валерьевна Ших, chih@mail.ru
"ЭФФЕКТИВНАЯ ФАРМАКОТЕРАПИЯ. Акушерство и гинекология" № 1-2 (19) | 2015
  • Аннотация
  • Статья
  • Ссылки
  • Английский вариант
  • Комментарии
Питание матери является наиболее значимым внешним фактором для исхода беременности. Результаты проведенных исследований подтверждают необходимость дотации микронутриентов в период гестации. Вопрос о длительности применения витаминно-минеральных комплексов остается недостаточно изученным. Анализ данных, полученных в результате обследования 388 родильниц, показал, что женщины, принимающие витаминно-минеральные комплексы только во время третьего триместра беременности, в основном достаточно обеспечены микронутриентами, за исключением цинка (дефицит наблюдается в 16,7% случаев), цианокобаламина (5,35% случаев), тиамина (3,8% случаев) и фолиевой кислоты (3,6% случаев). Прием витаминно-минеральных комплексов во втором и третьем триместрах, а также на протяжении всего срока беременности поддерживает в плазме крови физиологический уровень микронутриентов, играющих ведущую роль в патогенезе макросомии (тиамин, цианокобаламин, фолиевая кислота, цинк).
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: беременность, витаминно-минеральные комплексы, микронутриенты
Питание матери является наиболее значимым внешним фактором для исхода беременности. Результаты проведенных исследований подтверждают необходимость дотации микронутриентов в период гестации. Вопрос о длительности применения витаминно-минеральных комплексов остается недостаточно изученным. Анализ данных, полученных в результате обследования 388 родильниц, показал, что женщины, принимающие витаминно-минеральные комплексы только во время третьего триместра беременности, в основном достаточно обеспечены микронутриентами, за исключением цинка (дефицит наблюдается в 16,7% случаев), цианокобаламина (5,35% случаев), тиамина (3,8% случаев) и фолиевой кислоты (3,6% случаев). Прием витаминно-минеральных комплексов во втором и третьем триместрах, а также на протяжении всего срока беременности поддерживает в плазме крови физиологический уровень микронутриентов, играющих ведущую роль в патогенезе макросомии (тиамин, цианокобаламин, фолиевая кислота, цинк).
Таблица 1. Витаминно-минеральный статус родильниц, принимавших и не принимавших ВМК в третьем триместре беременности
Таблица 1. Витаминно-минеральный статус родильниц, принимавших и не принимавших ВМК в третьем триместре беременности
Таблица 2. Снижение обеспеченности микронутриентами родильниц в зависимости от длительности приема ВМК на различных сроках беременности, %
Таблица 2. Снижение обеспеченности микронутриентами родильниц в зависимости от длительности приема ВМК на различных сроках беременности, %
Рисунок. Частота встречаемости дефицита цинка у родильниц в зависимости от длительности приема ВМК на различных сроках беременности
Рисунок. Частота встречаемости дефицита цинка у родильниц в зависимости от длительности приема ВМК на различных сроках беременности

Витаминно-минеральный статус беременных: актуальные данные

Для большинства беременных в нашей стране характерна углеводистая модель питания с высоким содержанием насыщенных жирных кислот и недостатком белков животного происхождения. Такое нерациональное питание, злоупотребление хлебобулочными изделиями, картофелем, естественно, отражаются на состоянии здоровья беременных и новорожденных.

Питание будущей матери является наиболее значимым внешним фактором для исхода беременности. От полноценности питания зависят накопление микронутриентов в депо и формирование органов и жизненно важных функций у плода [1]. Особое внимание уделяют изучению взаимосвязи внутриутробного обеспечения плода витаминами и минералами и последующим интеллектуальным и физическим развитием младенца. Для беременных потребность в микронутриентах составляет в среднем на 25% выше, чем для небеременных того же возраста. Исследования лаборатории обмена витаминов и минеральных веществ Института питания РАМН свидетельствуют о том, что дефицит микронутриентов имеют от 50 до 70% беременных. Дефицит витаминов группы В выявляется у 20–100% обследованных, аскорбиновой кислоты – у 13–50%, каротиноидов – у 25–94% на фоне относительно удовлетворительной обеспеченности витаминами А и Е [2, 3].

Фармакологические исследования обмена водо- и жирорастворимых витаминов в парах «мать – дитя», проведенные в регионах Северной Европы, показали дефицит витаминов А, Е, В1, В2 и у матери, и особенно у новорожденного. Значения концентраций ниже нормы наблюдались у 42% матерей и 68% новорожденных. Курение во время беременности способствовало уменьшению уровней всех витаминов и у матери, и у плода. Обеспеченность беременных витаминами значительно снижалась в зимний период времени. Задержка внутриутробного развития плода была отмечена при сочетанном снижении концентрации ретинола (витамин А), токоферола (витамин Е), рибофлавина (В2), тиамина (В1).

Исследование витаминного статуса у беременных, проведенное в Кузбассе, также показало значительный сочетанный дефицит витаминов и микроэлементов. Анализ питания беременных с учетом материального достатка семей, их социального статуса выявил недостаточное потребление с пищей витаминов группы В, А и D [4, 5].

Исследование с участием 387 беременных в Уфе (достаточно обеспеченном регионе России) выявило недостаточность питания у 74% (287 из 387) обследованных. Было также изучено влияние недостаточного фактического питания на течение беременности, родов, состояние плода и новорожденного. Был установлен дефицит белка, микроэлементов (кальция, железа, магния) и витаминов (В2, В1, С). В этой группе пациенток отмечался высокий удельный вес осложненного течения беременности (анемия, фетоплацентарная недостаточность, поздние гестозы), родов (разрывы мягких родовых путей, аномалии родовой деятельности), заболеваний новорожденных (асфиксия различной степени тяжести) [6, 7].

Результаты проведенных исследований подтверждают необходимость дотации микронутриентов во время беременности. Однако вопрос о длительности применения витаминно-минеральных комплексов (ВМК) остается мало изученным. Ряд исследований продемонстрировал, что прием ВМК только в третьем триместре беременности не может компенсировать потребности матери и новорожденного к моменту родов [8].

Изучение витаминно-минерального статуса родильниц, принимавших витаминно-минеральные комплексы на разных сроках беременности

Нами изучен витаминно-минеральный статус у 388 здоровых родильниц (табл. 1). Анализ показал, что не принимали ВМК во время беременности 37 (9,5%) женщин, а принимали ВМК на протяжении всей беременности 57 (14,7%) женщин. Кроме того, только в первом триместре ВМК принимали 39 (10,5%) родильниц, только во втором триместре – 43 (11,08%), только в третьем триместре – 55 (14,17%), во время первого и второго триместров – 43 (11,08%), во время первого и третьего триместров – 53 (13,65%), во время второго и третьего триместров – 61 (15,72%).

Среди родильниц, не принимавших ВМК, в среднем по всей группе уровень содержания в плазме крови ниже физиологического был зарегистрирован для фолиевой кислоты – 5,8 ± 0,5 нг/л (норма 6–25 нг/л), цианокобаламина – 167,7 ± 18,4 пг/мл (норма 180–900 пг/мл), цинка – 0,72 ± 0,12 мкг/мл (норма 0,8–1,2 мкг/мл). Практически на нижней границе физиологической нормы отмечались уровни витаминов группы В: тиамина – 25,6 ± 3,2 нг/мл (норма 22–44 нг/мл), рибофлавина – 54,3 ± 5,6 нг/мл (норма 40–250 нг/мл), пиридоксина – 7,4 ± 0,9 нг/мл (5–30 нг/мл), а также витамина Е – 9,1 ± 0,3 мкг/мл (норма 8–16 мкг/мл).

У родильниц, принимавших ВМК только в первом триместре беременности, содержание в плазме крови ниже физиологического уровня отмечено для цианокобаламина – 170,3 ± 23,5 пг/мл и цинка – 0,73 ± 0,1 мкг/мл. На нижней границе физиологической нормы был уровень фолиевой кислоты – 6,6 ± 0,7 нг/л, витаминов группы В (тиамина – 26,7 ± 1,9 нг/мл, рибофлавина – 61,3 ± 6,2 нг/мл, пиридоксина – 7,9 ± 0,9 нг/мл), а также витамина Е – 8,9 ± 0,6 мкг/мл.

У родильниц, принимавших ВМК только во втором триместре беременности, ниже физиологического уровня было содержание в плазме крови цианокобаламина – 175,3 ± 15,6 пг/мл и цинка – 0,71 ± 0,1 мкг/мл. На нижней границе физиологической нормы отмечалось содержание фолиевой кислоты – 6,1 ± 0,9 нг/л, витаминов группы В (тиамина – 27,4 ± 1,9 нг/мл, рибофлавина – 60,9 ± 5,2 нг/мл, пиридоксина – 8,1 ± 0,9 нг/мл), витамина Е – 10,4 ± 0,6 мкг/мл.

У родильниц, принимавших ВМК в первом и втором триместрах беременности, на нижней границе физиологического уровня отмечено содержание в плазме крови цианокобаламина – 190,9 ± 22,4 пг/мл, фолиевой кислоты – 6,3 ± 1,1 нг/л. Содержание цинка в плазме крови составило 0,73 ± 0,15 мкг/мл, что ниже физиологического уровня. Практически на нижней границе физиологической нормы регистрировалось содержание тиамина – 26,9 ± 2,7 нг/мл, рибофлавина – 62,4 ± 4,9 нг/мл, ближе к нижней границе нормы – содержание витамина Е – 9,7 ± 1,1 мкг/мл.

В среднем по всей группе обследованных женщин, не принимавших ВМК в третьем триместре беременности, уровень концентрации в плазме крови ниже нормы был отмечен для цианокобаламина – 176,05 ± 16,9 пг/мл и цинка – 0,72 ± 0,12 мкг/мл. На нижней границе нормы находились концентрации тиамина – 26,7 ± 2,5 нг/мл и фолиевой кислоты – 6,2 ± 0,8 нг/л.

Чаще всего у родильниц, не принимавших ВМК в третьем триместре беременности, отмечался дефицит фолиевой кислоты (86,4%), цианокобаламина (52,7%) и цинка (49,5%). Практически у каждой четвертой родильницы наблюдался дефицит тиамина (26,3%), рибофлавина (27,07%), пиридоксина (23,85%). Дефицит аскорбиновой кислоты в среднем выявлен у 18,2%, дефицит витамина Е – у 10,9% и дефицит витамина А – у 6% женщин.

У родильниц, принимавших ВМК только в третьем триместре беременности, отмечено содержание в плазме крови на нижней границе физиологического уровня цианокобаламина – 205 ± 18,9 пг/мл, фолиевой кислоты – 6,9 ± 1,5 нг/л, тиамина – 26,7 ± 4,2 нг/мл, цинка – 0,8 ± 0,1 мкг/мл.

У родильниц, принимавших ВМК во втором и третьем триместрах беременности, в среднем по всей группе содержание в плазме крови микронутриентов было на уровне физиологической нормы. При этом у 55 (84,9%) родильниц содержание в плазме крови всех микронутриентов соответствовало физиологической норме. По два (3,3%) случая пришлось на сниженный уровень фолиевой кислоты, цианокобаламина и цинка, по одному (1,65%) – на сниженный уровень тиамина и аскорбиновой кислоты. У двух (3,3%) родильниц было выявлено снижение обеспеченности по двум микронутриентам, у шести (9,9%) – по одному микронутриенту.

У родильниц, принимавших ВМК в первом, втором и третьем триместрах беременности, в среднем содержание в плазме крови микронутриентов было на уровне физиологической нормы. При этом у 55 (96,5%) женщин содержание в плазме крови всех микронутриентов соответствовало физиологической норме. По одному случаю (1,7%) пришлось на сниженный уровень цианокобаламина и цинка.

Встречаемость дефицита изучаемых микронутриентов у родильниц в зависимости от сроков применения ВМК во время беременности представлена в табл. 2. Анализ полученных данных показывает, что родильницы, принимающие ВМК только во время третьего триместра беременности, в основном достаточно обеспечены микронутриентами, за исключением цинка (дефицит наблюдается в 16,7% случаев), цианокобаламина (5,35% случаев), тиамина (3,8% случаев) и фолиевой кислоты (3,6% случаев).

Прием ВМК во втором и третьем триместрах беременности, а также на протяжении всего срока беременности позволяет поддерживать в плазме крови физиологический уровень микронутриентов (тиамина, цианокобаламина, фолиевой кислоты, цинка), играющих ведущую роль в патогенезе макросомии.

Одним из наиболее сложно поддающихся нормализации микроэлементом является цинк: при отсутствии дополнительного поступления цинка в составе ВМК в течение третьего триместра беременности сниженная обеспеченность этим микроэлементом наблюдалась в 51,4% случаев, при приеме ВМК только в третьем триместре беременности – в 30,9% случаев, во втором и третьем триместрах – в 3,3% и при приеме ВМК на протяжении всей беременности – в 1,7% случаев (рисунок).

Таким образом, прием ВМК только в третьем триместре беременности достаточен для достижения и поддержания физиологического уровня в плазме крови аскорбиновой кислоты, рибофлавина, пиридоксина, витамина А, витамина Е и недостаточен для микронутриентов, играющих ведущую роль в патогенезе макросомии (тиамина, цианокобаламина, фолиевой кислоты, цинка). Прием ВМК во втором и третьем триместрах беременности, а также на протяжении всего срока беременности обеспечивает в плазме крови физиологический уровень микронутриентов, играющих ведущую роль в патогенезе макросомии (тиамина, цианокобаламина, фолиевой кислоты, цинка).

Международный опыт проведения витаминопрофилактики и витаминотерапии в период беременности

Биологическая и физиологическая роль приема ВМК беременными до настоящего времени недооценивается. Это во многом связано с отсутствием публикаций в литературе конкретных результатов, свидетельствующих об их положительном влиянии на здоровье матери и ребенка [9, 10]. Об экономической целесообразности использования витаминов у беременных с профилактической целью свидетельствуют данные Центра изучения витаминов (Нью-Джерси, США). В исследовании изучалась возможность снижения риска развития врожденных пороков, рождения недоношенных детей и возникновения сердечно-сосудистых заболеваний при приеме поливитаминных препаратов. Тщательный анализ результатов показал, что расходы здравоохранения в связи с указанными выше медицинскими проблемами могут быть сокращены грамотной коррекцией уровней витаминов на 40, 60 и 38% соответственно. По этой причине вопрос, принимать или не принимать витамины, уже не стоит. Мнение специалистов однозначно. Так, в Германии в настоящее время широко обсуждается необходимость принятия государственной программы, предусматривающей адекватную витаминизацию всех женщин детородного возраста [11].

Масштабное международное исследование, проведенное в Северной Америке, Европе и Израиле, выявило, что риск развития опухолей мозга значительно ниже у тех детей, матери которых во время беременности в течение минимум шести месяцев принимали поливитаминные препараты [12].

Интерес также представляют данные, полученные группой ученых из Атланты (США). Они установили, что употребление поливитаминных комплексов женщинами за три месяца до наступления беременности и в течение первого триместра беременности существенно снижает риск возникновения врожденных пороков сердца. В то же время если прием витаминов начат с конца первого триместра беременности, то подобного эффекта не наблюдается.

В другом исследовании, проведенном в Бостонском университете, показано, что прием поливитаминов, содержащих фолиевую кислоту и витамины группы В, снижает частоту возникновения других пороков развития плода, таких как дефект межжелудочковой перегородки, пороки развития органов мочевой системы, врожденная гидроцефалия, пилоростеноз и др. [13–15].

Заключение

В настоящее время продолжается полемика с привлечением данных доказательной медицины о целесообразности применения ВМК у беременных и кормящих женщин. Тем не менее данные по изучению витаминно-минерального статуса беременных указывают на необходимость обеспечения потребления во время беременности суточной физиологической нормы витаминов и минералов, которую невозможно восполнить только подбором диеты. На сегодняшний день у большинства россиянок реальное потребление витаминов, макро- и микроэлементов с продуктами питания значительно ниже уровня, гарантирующего благоприятное течение беременности и лактации, поэтому уместность экзогенной коррекции дефицита очевидна. Как показывает зарубежный опыт, применение у беременных и родильниц поливитаминных комплексов является значимым для профилактики не только гиповитаминоза и недостатка минералов, но и различных осложнений беременности и пороков развития плода.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: беременность, витаминно-минеральные комплексы, микронутриенты

1. Витамины и микроэлементы у беременных и кормящих как обязательное условие здорового потомства: методические рекомендации, части 1 и 2 (№ 22, 23). М.: МАКС Пресс, 2007.
2. Драгун И.Е., Михайлова О.И. Обоснование применения витаминно-минеральных комплексов у беременных // Русский медицинский журнал. 2008. Т. 16. № 19. С. 1262–1264.
3. Луценко Н.Н. Поливитамины и минералы как неотъемлемая часть в рациональном питании женщины до, во время и после беременности // Русский медицинский журнал. 2006. Т. 12. № 13. С. 815–818.
4. Тютюнник В.Л., Якунина Н.А., Щетинина Н.С. Профилактика гиповитаминоза в акушерской практике // Русский медицинский журнал. 2006. Т. 14. № 18. С. 1315–1319.
5. Allen L.H. Multiple micronutrients in pregnancy and lactation: an overview // Am. J. Clin. Nutr. 2005. Vol. 81. № 5. P. 1206–1212.
6. Спиричев В.Б. Что могут и чего не могут витамины? М.: Миклош, 2003.
7. Ших Е.В., Ильенко Л.И. Клинико-фармакологические аспекты применения витаминно-минеральных комплексов при беременности. М.: Изд-во ММА им. И.М. Сеченова, 2007.
8. Тамазян Г.В. Профилактика осложнений сахарного диабета во время беременности у матери и новорожденного // Журнал акушерства и женских болезней. 2009. № 6. C. 81–85.
9. Взаимодействия компонентов витаминно-минеральных комплексов и рациональная витаминотерапия. Витаминно-минеральный комплекс АЛФАВИТ. М.: МЕДПРАКТИКА-М, 2006.
10. Никифоровский Н.К., Покусаева В.Н., Мельникова А.Б. и др. Эффективность применения витаминно-минеральных комплексов у беременных женщин // Русский медицинский журнал. 2004. Т. 12. № 13. С. 768–772.
11. Громова О.А., Торшин И.Ю., Авдеева Н.В., Спиричев В.Б. Опыт применения витаминов и микроэлементов у беременных в разных странах // Consilium Medicum. 2011. № 6. С. 20–27.
12. Сидельникова В.М., Громова О.А., Торшин И.Ю., Тетруашвили Н.К. Нутрициальный подход к профилактике избыточной массы тела новорожденных // Гинекология. 2010. № 5. С. 56–62.
13. Rodriguez A., Raederstorff D., Sarda P. et al. Preterm infant formula supplementation with alpha-linolenic acid and docosahexaenoic acid // Eur. J. Clin. Nutr. 2003. Vol. 57. № 6. P. 727–734.
14. Scholl T.O., Johnson W.G. Folic acid: influence on the outcome of pregnancy // Am. J. Clin. Nutr. 2000. Vol. 71. № 5. P. 1295–1303.
15. Van Guelpen B. Folate in colorectal cancer, prostate cancer and cardiovascular disease // Scand. J. Clin. Lab. Invest. 2007. Vol. 67. № 5. P. 459–473.

Analysis of Vitamin and Mineral Status in Puerperas Treated with Vitamin-Mineral Complexes at Different Gestational Ages

Ye.V. Shikh1, L.Yu. Grebenshchikova2

1 I.M. Sechenov First Moscow State Medical University

2 Ye.M. Bakunina Regional Clinical Perinatal Center, Tver

Contact person: Yevgeniya Valeryevna Shikh, chih@mail.ru

Maternal nutrition represents the most significant external factor for the outcome of pregnancy. The results of conducted studies confirm that micronutrients must be administered during pregnancy. An issue regarding application of vitamin-mineral complexes remains to be poorly investigated. Analysis of the data obtained during examination of 388 puerperas demonstrated that those who were treated with vitamin-mineral complexes only during the third trimester mainly were sufficiently applied with micronutrients excepting zinc (deficiency observed in 16,7% cases), cyanocobalamin (deficiency observed in 5,35% cases), thiamine (deficiency observed in 3,8% cases) and folic acid (deficiency observed in 3,6% cases). Administration of vitamin-mineral complexes during the second and third trimester as well as over entire period of pregnancy provided with a physiological level of micronutrients in the blood serum, which play a lead role in pathogenesis of macrosomia (thiamine, cyanocobalamin, folic acid, zinc).

Войдите в систему
Пароль
Запомнить меня на этом компьютере
Забыли пароль?