количество статей
2727
Исследования

Эффективность применения продуктов пчеловодства при метаболическом синдроме

Касьяненко В.И. (д.м.н.),
Дубцова Е.А. (д.м.н.)
ЦНИИ гастроэнтерологии, Москва
"ЭФФЕКТИВНАЯ ФАРМАКОТЕРАПИЯ. Гастроэнтерология" №2 | 2012
  • Аннотация
  • Статья
  • Ссылки
  • Комментарии
В статье приведен положительный опыт применения биологически активных продуктов пчеловодства (меда, пыльцы, перги и их сочетаний) в качестве средств гиполипидемической терапии у больных с метаболическим синдромом как альтернативы традиционного медикаментозного лечения нарушений липидного обмена. 

Результаты проведенных исследований достоверно показывают эффективность и безопасность данной методики.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: метаболический синдром, пчеловодство, заболевания желудочно-кишечного тракта, гастроэнтерология
В статье приведен положительный опыт применения биологически активных продуктов пчеловодства (меда, пыльцы, перги и их сочетаний) в качестве средств гиполипидемической терапии у больных с метаболическим синдромом как альтернативы традиционного медикаментозного лечения нарушений липидного обмена. 

Результаты проведенных исследований достоверно показывают эффективность и безопасность данной методики.
Рис. 1. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови
Рис. 1. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови
Таблица 1. Динамика показателей липидного спектра крови после 12-недельного лечения
Таблица 1. Динамика показателей липидного спектра крови после 12-недельного лечения
Рис. 2. Динамика уровня глюкозы в сыворотке крови
Рис. 2. Динамика уровня глюкозы в сыворотке крови
Таблица 2. Динамика показателей липидного спектра крови после 12-недельного лечения у больных с нормальной массой тела (ИМТ 18,5–25,0)
Таблица 2. Динамика показателей липидного спектра крови после 12-недельного лечения у больных с нормальной массой тела (ИМТ 18,5–25,0)
Рис. 3. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови у больных с нормальной массой тела (ИМТ 18,5–25,0)
Рис. 3. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови у больных с нормальной массой тела (ИМТ 18,5–25,0)
Таблица 3. Динамика показателей липидного спектра крови после 12-недельного лечения у больных с избыточной массой тела (ИМТ 25,0–30,0)
Таблица 3. Динамика показателей липидного спектра крови после 12-недельного лечения у больных с избыточной массой тела (ИМТ 25,0–30,0)
Рис. 4. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови у больных с избыточной массой тела (ИМТ 25,0–30,0)
Рис. 4. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови у больных с избыточной массой тела (ИМТ 25,0–30,0)
Рис. 5. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови у больных с ожирением (ИМТ более 30,0)
Рис. 5. Динамика уровня общего холестерина (ОХС) в сыворотке крови у больных с ожирением (ИМТ более 30,0)

В настоящее время метаболический синдром (МС) является одной из основных проблем общественного здоровья. Распространенность МС в мире, в том числе и в России, достигает 25–50% взрослого населения [1, 2, 3]. Это состояние предшествует возникновению и развитию сахарного диабета, а также заболеваний, основным этиологическим фактором которых является атеросклероз (ишемическая болезнь сердца, сосудистые заболевания головного мозга и др.) [4, 5, 6]. Для уменьшения выраженности основных проявлений МС и его обратимости необходимо комплексное лечение, которое должно предусматривать изменение образа жизни больного, коррекцию ожирения, нарушений углеводного обмена, артериальной гипертонии, дислипидемии.

В проспективных исследованиях показано, что комплексные меры по изменению образа жизни (соблюдение гиполипидемической диеты, нормализация массы тела, увеличение физической активности, отказ от курения) способствуют снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний на 40%, что сопоставимо с эффективностью медикаментозного лечения [7]. Медикаментозная терапия нарушений липидного обмена предусматривает применение ингибиторов ГМК-КоА-редуктазы (статины), ингибиторов абсорбции холестерина в кишечнике (эзетимиб), секвестрантов желчных кислот (ионообменные смолы), производных фиброевой кислоты (фибраты), никотиновой кислоты (ниацин), полиненасыщенных жирных кислот и др. [8, 9].

В настоящее время наиболее часто применяемыми препаратами для лечения дислипидемии являются статины [4, 10]. Считается, что они имеют высокую клиническую эффективность и безопасность [11, 12]. Однако следует отметить, что одним из распространенных осложнений терапии статинами, даже в случае с исходными нормальными показателями аминотрансфераз, является токсическое поражение печени с развитием так называемого «статинового» гепатита, который встречается у 1–5% больных [1, 11, 13, 14, 15, 16]. 

Для ликвидации этого неблагоприятного побочного эффекта требуется назначение ряда других лекарственных средств: ингибиторов абсорбции холестерина в кишечнике (эзетимиб) [17], урсодезоксихолевой кислоты [15], препаратов, содержащих эссенциальные фосфолипиды, липосомальных препаратов, полифенолов растительного происхождения, синтетических гепатопротекторов, органопротекторов и др. [18, 19, 20, 21, 22].

Медицинской науке с давних пор известны биологически активные вещества растительного и животного происхождения, употребление которых может нормализовать различные, в том числе жизненно важные, функции человеческого организма. Среди этих веществ наиболее значимыми являются биологически активные продукты пчеловодства (БАПП): мед, пыльца (обножка), перга, прополис, маточное молочко, воск.

БАПП представляют собой естественное сочетание веществ растительного происхождения и продуктов жизнедеятельности пчел, обладающих разнообразными ценными свойствами. Их биоактивность определяют, главным образом, уникальные природные сочетания отдельных компонентов [23, 24, 25, 26, 27, 28]. Благодаря наличию в меде, пыльце и перге незаменимых аминокислот (аргинин, гистидин, метионин, лейцин, лизин и др.), насыщенных и ненасыщенных жирных кислот (линолевая, арахидоновая, олеиновая и др.), фосфолипидов, фитостеринов, флавоноидов, комплекса минеральных веществ и витаминов, моносахаридов, БАПП участвуют в регулировании окислительно-восстановительных процессов, а также углеводного и липидного обменов в организме. 

БАПП обеспечивают гепатопротекторное действие, что особенно важно при терапии МС, так как печень вследствие многообразия выполняемых ею функций определяет характер течения и степень тяжести МС, одновременно являясь основным органом-мишенью при этом патологическом состоянии [1, 29]. Актуальным для практической медицины является вопрос о гиполипидемическом действии продуктов пчеловодства при МС. Его изучение явилось целью нашего исследования.


Материалы и методы

Целью работы явилось определение эффективности гиполипидемической терапии продуктами пчеловодства (мед, пыльца, перга) у больных с атерогенной дислипидемией и ожирением. В исследование было включено 157 больных (64 мужчины и 93 женщины) в возрасте от 39 до 72 лет (средний возраст 61,7 ± 8,5 лет) с атерогенной дислипидемией (уровень общего холестерина (ОХС) > 5,0 ммоль/л, холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП) > 3,0 ммоль/л, триглицеридов (ТГ) > 1,7 ммоль/л, холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП) < 1,0 ммоль/л у мужчин и < 1,2 ммоль/л у женщин). В исследование включались только те больные, которые соблюдали гиполипидемическую диету (ГД), рекомендуемую Европейским обществом атеросклероза (EAS) для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, обусловленных атеросклерозом, проводили коррекцию массы тела, увеличивали физическую активность и принимали продукты пчеловодства в течение 12 недель.

В исследование не включались больные с гепатитами вирусной, алкогольной и лекарственной этиологии, болезнями накопления, кардиальным фиброзом и циррозом печени, повышением ферментов печени в 1,5 раза по сравнению с нормальными показателями, сахарным диабетом, хронической почечной недостаточностью, нарушениями кровообращения. Продукты пчеловодства назначались в случае отсутствия аллергии и индивидуальной непереносимости к ним. Все больные были распределены на 5 групп, сопоставимых по возрасту, полу, патологии желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы:

  • 1-я группа – соблюдали только ГД (50 человек, из них 20 мужчин и 30 женщин; средний возраст 60,9 ± 8,6 лет);
  • 2-я группа – соблюдали ГД и дополнительно принимали мед до 100 г/сут в 3 приема (30 г, 30 г, 40 г на прием) (20 человек, из них 9 мужчин и 11 женщин; средний возраст 59,7 ± 7,2 лет);
  • 3-я группа – соблюдали ГД и дополнительно принимали пыльцу по 40 г/сут в 2 приема в первой половине дня (17 человек, из них 7 мужчин и 10 женщин; средний возраст 65,5 ± 5,9 лет);
  • 4-я группа – соблюдали ГД и дополнительно принимали мед до 100 г/сут в 3 приема в комбинации с пыльцой по 40 г/сут в первой половине дня в 2 приема (52 человека, из них 20 мужчин и 32 женщины; средний возраст 58,7 ± 11,5 лет);
  • 5-я группа – соблюдали ГД и дополнительно принимали пергу по 40 г/сут в 2 приема в первой половине дня (18 человек, из них 8 мужчин и 10 женщин; средний возраст 61,2 ± 4,3 года).

Лечение и наблюдение больных проводились в течение 12 недель с контрольным обследованием через 4, 8 и 12 недель. Определялись рост, масса тела пациентов, проводились клинический анализ и биохимическое исследование крови с определением следующих показателей: общий холестерин (ОХС), триглицериды (ТГ), ХС-липопротеины высокой плотности (ХС ЛПВП), ХС-липопротеины низкой плотности (ХС ЛПНП), глюкоза, билирубин, аспаргиновая аминотрансфераза (АСТ), аланиновая аминотрансфераза (АЛТ), щелочная фосфатаза (ЩФ), гамма-глютамилтранспептидаза (ГГТП). До лечения у больных отмечались следующие колебания уровней показателей биохимического анализа в сыворотке крови: ОХС – от 5,8 до 10,4 ммоль/л (N = 1,4–5,2), ХС ЛПВП – от 0,6 до 1,2 ммоль/л (N = 1,1–2,3), ХС ЛПНП – от 3,5 до 7,3 ммоль/л (N = 2,1–3,3), ТГ – от 2,7 до 4,1 ммоль/л (N = 0–1,7), глюкозы – от 4,7 до 7,1 ммоль/л (N = 4,1–6,4). После 12-недельного лечения и наблюдения колебания составили: ОХС – от 5,1 до 8,0 ммоль/л, ХС ЛПВП – от 1,0 до 2,2 ммоль/л, ХС ЛПНП – от 2,1 до 4,5 ммоль/л, ТГ – от 1,3 до 4,0 ммоль/л, глюкозы – от 4,3 до 6,2 ммоль/л.


Результаты исследования

К 12-й неделе лечения в 1-й группе больных (на фоне соблюдения только ГД) снижение уровня ОХС в сыворотке крови было незначительным (на 2,9% от исходного уровня). Во 2-й группе (на фоне соблюдения ГД и приема меда) отмечено снижение показателей ОХС на 8,8% по сравнению с исходным уровнем, в 3-й группе (на фоне соблюдения ГД и приема пыльцы) – на 11,4%. Эти изменения не имели статистически достоверной разницы (р > 0,05). Наиболее значимое снижение уровня ОХС в сыворотке крови (на 18,3%) отмечено в 4-й группе (на фоне соблюдения ГД и приема пыльцы с медом), и эти изменения были статистически значимы: с 7,1 ± 0,6 до 5,8 ± 0,4 ммоль/л (р < 0,05). В 5-й группе (на фоне соблюдения ГД и приема перги) выявлено снижение ОХС на 15,7% от исходного уровня: с 7,0 ± 0,7 до 5,9 ± 0,4 ммоль/л (р = 0,05) (рис. 1).

При анализе изменений других показателей липидного спектра крови через 12 недель лечения по сравнению с исходным уровнем выявлено статистически значимое снижение (р < 0,05) уровня ХС ЛПНП в 4-й группе (с 4,6 ± 0,7 до 3,5 ± 0,3 ммоль/л; на 23,9%) и при значении р = 0,05 в 5-й группе (с 4,4 ± 0,5 до 3,5 ± 0,49 ммоль/л; на 20,5%). Снижение показателей ТГ и повышение ХС ЛПВП также оказались более существенными в 4-й (на 13,6 и 16,7% соответственно) и в 5-й группе (на 12,5 и 14,3% соответственно), но эти изменения не имели статистически достоверной разницы (р > 0,05) (табл. 1). При анализе уровня глюкозы в сыворотке крови в процессе лечения не отмечено существенных колебаний (р > 0,05) даже в группах больных, принимавших мед (2-я и 4-я группы); на протяжении всех периодов наблюдения во всех группах отмечалось снижение показателей к 12-й неделе лечения (рис. 2). Случаев повышения уровня печеночных ферментов зафиксировано не было. Переносимость продуктов пчеловодства (мед, пыльца, перга) была хорошей.

Таким образом, у больных с атерогенной дислипидемией на фоне приема продуктов пчеловодства (мед, пыльца, перга) происходила нормализация показателей липидного спектра крови (ОХС, ХС ЛПВП, ХС ЛПНП, ТГ), особенно в группе принимавших мед в комбинации с пыльцой или пергу на фоне соблюдения ГД. Уровень глюкозы крови вследствие употребления меда не повышался. Следует отметить, что ни в одном случае не произошло повышения уровня билирубина, активности АСТ, АЛТ, ЩФ, ГГТП. Непереносимость, аллергические реакции на продукты пчеловодства у больных отмечены не были. Одним из факторов, способствующих развитию атерогенной дислипидемии, является ожирение. С целью анализа гиполипидемического действия продуктов пчеловодства было проведено исследование их эффективности у больных с различной массой тела: нормальной (индекс массы тела (ИМТ) 18,5–25,0), избыточной (ИМТ 25,0–30,0) и с ожирением (ИМТ более 30,0). Суточный калораж определялся индивидуально для каждой группы с учетом ИМТ. Необходимыми условиями включения больных в исследование были коррекция массы тела и увеличение физической нагрузки. Больные с нормальной массой тела (ИМТ 18,5–25,0) были распределены на 2 группы:

  • 1-я группа – соблюдали только ГД, составляющую 2500–2300 ккал/сут (18 больных, из них 8 мужчин и 10 женщин; средний возраст 58,9 ± 8,0 лет);
  • 2-я группа – на фоне соблюдения ГД (2500–2300 ккал/сут) принимали мед в комбинации с пыльцой (15 больных, из них 7 мужчин и 8 женщин; средний возраст 61,2 ± 4,2 года).

В 1-й группе больных с нормальной массой тела, соблюдавших только ГД, уровень ОХС через 12 недель наблюдения снижался всего на 3,1% от исходного (р > 0,05) (табл. 2, рис. 3). Также в этой группе отмечены незначительные изменения в показателях липидного спектра крови: ХС ЛПНП, ХС ЛПВП, ТГ. Во 2-й группе больных, принимавших мед в комбинации с пыльцой на фоне соблюдения ГД, снижение уровня ОХС в сыворотке крови к 12-й неделе лечения было более существенным (с 6,3 ± 0,5 до 5,4 ± 0,3 ммоль/л; на 14,3%; р < 0,05). Статистически достоверно (р < 0,05) снижался также уровень ХС ЛПНП (с 4,0 ± 0,2 до 3,5 ± 0,2 ммоль/л; на 12,5%). Снижение показателей ТГ (с 2,2 ± 0,8 до 1,9 ± 0,6 ммоль/л; на 13,6%) и повышение уровня ХС ЛПВП (с 1,0 ± 0,6 до 1,2 ± 0,3 ммоль/л; на 16,7%) не имели статистической значимости (р > 0,05) (табл. 2). Таким образом, у больных с нормальной массой тела при применении меда в комбинации с пыльцой на фоне соблюдения ГД произошло значительное улучшение показателей липидного спектра крови (ОХС, ХС ЛПВП, ХС ЛПНП, ТГ) через 12 недель лечения по сравнению с группой больных, соблюдавших только ГД. Больные с избыточным весом (ИМТ 25,0–30,0) были распределены на 4 группы в зависимости от потери массы тела (начиная с 1 кг за 12 недель), соблюдения ГД (суточный калораж 1800–2000 ккал) и приема меда с пыльцой:

  • 1-я группа – на фоне соблюдения ГД отмечено снижение веса от 1,0 до 1,9 кг (среднее значение 1,6 ± 0,3 кг) за 12 недель (7 больных, из них 3 мужчин и 4 женщины, в возрасте 56,0 ± 12,8 лет);
  • 2-я группа – соблюдали ГД, но снижение веса за 12 недель не отмечено (11 больных, из них 4 мужчин и 7 женщин; средний возраст 61,3 ± 9,2 года);
  • 3-я группа – на фоне соблюдения ГД и приема меда с пыльцой отмечено снижение веса от 1 до 3,6 кг (среднее значение 2,5 ± 0,8 кг) за 12 недель (8 больных, из них 4 мужчин и 4 женщины; средний возраст 55,2 ± 8,2 года);
  • 4-я группа – соблюдали ГД, принимали мед и пыльцу, но снижение веса не отмечено (12 больных, из них 4 мужчин и 8 женщин; средний возраст 58,4 ± 10,6 лет).

Через 12 недель наблюдения во всех группах отмечено снижение уровня ОХС в сыворотке крови по сравнению с исходным: в 1-й группе – на 1,5%, во 2-й группе – на 1,5%, в 3-й группе – на 17,1%, в 4-й группе – на 13,2%, но статистически значимо (р < 0,05) – лишь в 3-й группе (с 7,0 ± 0,7 до 5,8 ± 0,4 ммоль/л) (рис. 4, табл. 3). Была выявлена нормализация других показателей липидного спектра крови, но статистически достоверное (р < 0,05) снижение уровня ХС ЛПНП (с 4,4 ± 0,5 до 3,5 ± 0,3 ммоль/л; на 20,5%) отмечено лишь в 3-й группе. Незначительное снижение уровня ТГ выявлено в 1-й группе (на 3,7%), во 2-й группе динамики не наблюдалось (0%), а в 3-й и 4-й группах изменения были более существенные, но статистически достоверной разницы не отмечено (р > 0,05): с 2,6 ± 0,9 до 2,3 ± 0,5 ммоль/л (на 11,5%) и с 2,8 ± 0,6 до 2,6 ± 0,4 ммоль/л (на 7,1%) соответственно. Повышение уровня ХС ЛПВП во всех группах было статистически незначимо (р > 0,05), в том числе в 3-й группе (с 1,0 ± 0,9 до 1,2 ± 0,3 ммоль/л; на 16,7%) и в 4-й группах (с 1,0 ± 0,7 до 1,1 ± 0,4 ммоль/л; на 9,1%) (табл. 3). Таким образом, через 12 недель лечения у больных с избыточной массой тела при приеме меда в комбинации с пыльцой на фоне соблюдения ГД (суточный калораж 1800–2000 ккал) выявлено достоверное уменьшение уровня ОХС и ХС ЛПНП в случае снижения веса. Больные с ожирением (ИМТ более 30) были распределены на 4 группы в зависимости от потери массы тела (начиная с 1 кг за 12 недель), соблюдения ГД (суточный калораж 1600–1800 ккал) и приема меда с пыльцой:

  • 1-я группа – соблюдали ГД, отмечено снижение веса от 1,0 до 1,4 кг (среднее значение 1,2 ± 0,2 кг) за 12 недель (5 больных, из них 2 мужчин и 3 женщины, средний возраст 61,7 ± 10,6 лет);
  • 2-я группа – соблюдали ГД, но снижение веса не отмечено (9 больных, из них 3 мужчин и 6 женщин; средний возраст 65,1 ± 7,3 года);
  • 3-я группа – на фоне соблюдения ГД и приема меда в комбинации с пыльцой отмечено снижение веса от 1,0 до 2,4 кг (среднее значение 1,8 ± 0,6 кг); 3 больных, из них 2 мужчин и 1 женщина (средний возраст 62,5 ± 9,0 лет);
  • 4-я группа – соблюдали ГД, принимали мед и пыльцу, но снижение веса не отмечено (14 больных: 3 мужчин и 11 женщин; средний возраст 64,5 ± 9,8 лет).

У больных с ожирением через 12 недель лечения отмечено снижение уровня ОХС в сыворотке крови:

  • в 1-й группе – на 1,5% (с 6,9 ± 0,7 до 6,8 ± 0,4 ммоль/л; р > 0,05), 
  • во 2-й группе – на 1,4% (с 7,1 ± 1,0 до 7,0 ± 0,6 ммоль/л; р > 0,05); 
  • в 3-й группе – на 14,3% (с 7,0 ± 0,5 до 6,0 ± 0,4 ммоль/л; р < 0,05); 
  • в 4-й группе – на 10,2% (с 6,9 ± 1,1 до 6,2 ± 0,3 ммоль/л; р > 0,05) (рис. 5).

В отличие от больных с избыточным весом, в группе больных с ожирением при применении меда в комбинации с пыльцой на фоне соблюдения ГД со снижением веса изменение уровня ОХС менее выражено, и эти показатели остаются высокими. Что касается других показателей липидного спектра крови, все изменения были статистически незначимы (р > 0,05), в том числе в 3-й и 4-й группах: снижение уровня ХС ЛПНП (с 4,3 ± 0,7 до 3,7 ± 0,6 ммоль/л; на 14,0% и с 4,8 ± 1,0 до 4,2 ± 0,5 ммоль/л; на 12,5%), ТГ (с 2,9 ± 0,7 до 2,6 ± 0,4 ммоль/л; на 10,4% и с 2,5 ± 0,7 до 2,3 ± 0,4 ммоль/л; на 8,0%) и повышение уровня ХС ЛПВП (с 1,0 ± 0,8 до 1,2 ± 0,5 ммоль/л; на 16,7% и с 0,8 ± 1,0 до 0,9 ± 0,8 ммоль/л; на 11,1%). Таким образом, у больных с ожирением (ИМТ более 30) через 12 недель лечения улучшение показателей липидного спектра крови отмечено в группе соблюдавших ГД (1600–1800 ккал/сут) и принимавших мед с пыльцой, особенно в случае снижения веса. Но у больных с избыточной и нормальной массой тела по сравнению с группами пациентов с ожирением эти изменения были менее выражены.


Заключение

Продукты пчеловодства (мед, пыльца, перга), благодаря наличию в своем составе биологически активных веществ, обладающих системными эффектами, способствуют улучшению показателей липидного спектра крови (ОХС, ХС ЛПНП, ХС ЛПВП, ТГ) у больных с атерогенной дислипидемией. Наибольший гиполипидемический эффект оказывает применение меда в комбинации с пыльцой (снижение ОХС на 18,3%, ХС ЛПНП на 23,9%, ТГ на 13,6%, повышение ХС ЛПВП на 16,7% по сравнению с исходным уровнем) и перги (снижение ОХС на 15,7%, ХС ЛПНП на 20,5%, ТГ на 12,5%, повышение ХС ЛПВП на 14,3%). При соблюдении ГД без применения продуктов пчеловодства эти изменения незначительны и выявляются только у больных с нормальной массой тела (снижение ОХС на 3,1%, ХС ЛПНП на 2,6%, ТГ на 4,4%, повышение ХС ЛПВП на 9,1%). Улучшение показателей липидного спектра крови при применении меда в комбинации с пыльцой наблюдается у больных с избыточной массой тела (ИМТ от 25 до 30) и ожирением (ИМТ более 30) в случае снижения веса. Гипергликемии и других нежелательных побочных эффектов при 12-недельном приеме продуктов пчеловодства (мед, пыльца, перга) не отмечено.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: метаболический синдром, пчеловодство, заболевания желудочно-кишечного тракта, гастроэнтерология

1. Лазебник Л.Б., Звенигородская Л.А. Метаболический синдром и органы пищеварения. М.: Анахарсис, 2009. 184 с.
2. Чазова И.Е., Мычка В.Б. Метаболический синдром. М.: Медиа Медика, 2004.
3. Haller H. Epidemiology and associated risk factors hiperlipoproteinemia // Z. Gesamte Inn. Med. 1977. Vol. 32. № 8. P. 124–128.
4. Аронов Д.М. Лечение и профилактика атеросклероза. М.: Триада-Х, 2000.
5. Перова Н.В. Суммарный риск ишемической болезни сердца и показания к лечению гиперхолестеринемии // Кардиология. 1996. Т. 36. № 6. С. 47–53.
6. Петухов В.А. Дислипопротеинемия и ее коррекция при облитерирующем атеросклерозе: Дисс. … докт. мед. наук. М., 1995.
7. Мамедов М.Н. Школа по диагностике и лечению гиперлипидемии. М.: Медиа Медика, 2006. С. 4–7.
8. Кардиология: национальное руководство / Под ред. Ю.Н. Беленкова, Р.Г. Оганова. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. 416. с.
9. Руководство по атеросклерозу и ишемической болезни сердца / Под ред. акад. РАН Е.И. Чазова, чл.-корр. РАМН В.В. Кухарчука, проф. С.А. Бойцова. М.: Медиа Медика, 2007.
10. Оганов Р.Г., Аронов Д.М., Бубнова М.Г. Применение статинов – парадигма профилактики и лечения атеросклеротических заболеваний (фокус на аторвастатин) // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2006. Т. 5. № 6. С. 95–107.
11. Исаков В.А. Статины и печень: друзья или враги? // Клиническая гастроэнтерология и гепатология. Русское издание. 2008. Т. 1. № 5. С. 372–374.
12. Успенский Ю.П., Балукова Е.В. Метаболический синдром и неалкогольный стеатогепатит: причинно-следственный континуум // Consilium Medicum. Гастроэнтерология. 2009. № 1. С. 41–45.
13. Звенигородская Л.А., Лазебник Л.Б., Черкашова Е.А., Ефремов Л.И. Статиновый гепатит // Трудный пациент. 2009. Т. 7. № 4–5. С. 44–49.
14. Лазебник Л.Б., Звенигородская Л.А., Морозов И.А., Шепелева С.Д. Клинико-морфологические изменения печени при атерогенной дислипидемии и при лечении статинами // Терапевтический архив. 2003. № 8. С. 51–55.
15. Мельникова Н.В. Клинико-биохимические и морфологические изменения печени у больных с атерогенной дислипидемией: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. М., 2008. 24 с.
16. Яковенко Э.П., Яковенко А.В., Агафонова Н.А., Иванов А.Н. Патогенетические подходы к терапии лекарственных поражений печени // Consilium Medicum. Гастроэнтерология. 2009. № 1. С. 27–31.
17. Мельникова Н.В., Звенигородская Л.А. Гиполипидемическая терапия у больных с неалкогольной жировой болезнью печени: место гепатопротекторов // Consilium Medicum. Гастроэнтерология. 2009. № 1. С. 32–36.
18. Подымова С.Д. Болезни печени. М.: Медицина, 2005. 768 с.
19. Garcia-Monzon C., Fernández-Bermejo M. A wider view on diagnostic criteria of nonalcoholic steatohepatitis // Gastroenterology. 2002. Vol. 122. № 3. P. 840–842.
20. Leuschner U., James O.F.W., Dancygier H. Steatohepatitis (NASH and ASH): Springer, 2004.
21. Sgro C., Clinard F., Ouazir K., Chanay H., Allard C., Guilleminet C., Lenoir C., Lemoine A., Hillon P. Incidence of drug-induced hepatic injuries: a French population-based study // Hepatology. 2002. Vol. 36. № 2. P. 451–455.
22. Weinstein W.M., Hawkey C.J., Bosch J. Clinical Gastroenterology and Hepatology. The Modern Clinician’s Guide. Elsevier Science, London, 2005.
23. Костина Л. Лечение медом. АСС-Центр. Авеонт, 2005. 160 с.
24. Лудянский Э.А. Апитерапия. Вологда, 1994. 462 с.
25. Люсов В.А., Дудаев В.В., Горин В.В. Применение смеси пчелиного меда и цветочной пыльцы у больных ишемической болезнью сердца // Апитерапия. 1993. С. 41–45.
26. Макарова В.Г., Узбекова Д.Г. Гепатопротекторные свойства биологически активных продуктов пчеловодства. Апитерапия сегодня: Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции «Апитерапия – XXI век». Рыбное, 2004. С. 24–27.
27. Сельцовский А.П., Лазебник Л.Б., Касьяненко В.И., Комиссаренко И.А., Бутов А.Г. Лечение медом, продуктами пчеловодства и лекарственными травами. М.: Анахарсис, 2007, 238 с.
28. Узбекова Д.Г., Артемьева Г.Б., Рябкова А.Н. Медико-биологические свойства продуктов пчеловодства при экспериментальной патологии печени. Апитерапия сегодня: Материалы совещания по апитерапии. Рыбное, 1993. С. 57–58.
29. Лазебник Л.Б., Звенигородская Л.А. Изменения органов пищеварения у больных с метаболическим синдромом // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2004. № 4. С. 6–10.
Войдите в систему
Пароль
Запомнить меня на этом компьютере
Забыли пароль?

ИНСТРУМЕНТЫ
PDF
Сохранить
комментарий
Письмо
Добавить в избранное
Аудио
Видео