количество статей
2668
Обзоры

Коррекция эндотоксемии при атопическом дерматите у детей препаратом Лактофильтрум

Снарская Е.С. (д.м.н., проф.)
Первый МГМУ им. И.М. Сеченова
"ЭФФЕКТИВНАЯ ФАРМАКОТЕРАПИЯ. Педиатрия" №2 | 2011
  • Аннотация
  • Статья
  • Ссылки
  • Комментарии
В статье освещаются вопросы патогенеза атопического дерматита (АД), подробно рассматривается значение эндогенной интоксикации организма в развитии заболевания и его тяжелых форм. Обсуждаются возможности применения препарата Лактофильтрум в терапии АД.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: кожные заболевания у детей, атопический дерматит, педиатрия
В статье освещаются вопросы патогенеза атопического дерматита (АД), подробно рассматривается значение эндогенной интоксикации организма в развитии заболевания и его тяжелых форм. Обсуждаются возможности применения препарата Лактофильтрум в терапии АД.
Атопический дерматит (АД) (синонимы: атопическая экзема, нейродермит, пруриго Бенье) – это зудящее воспалительное заболевание кожи, которое обычно начинается в раннем детстве. В младенческом возрасте клиническая картина развивается на третьем месяце жизни, у большинства детей с возрастом состояние улучшается, а у 50% пациентов к 18 месяцам заболевание может полностью разрешаться [7]. Неблагоприятными прогностическими факторами считаются атопический дерматит в семейном анамнезе, персистирующая сухость и зуд кожи, распространенность процесса, наличие астмы, ранний возраст начала заболевания, женский пол [16]. Устойчивая тенденция роста заболеваемости АД в мире связана с ухудшением экологии, низкими адаптационными возможностями детского организма к длительному воздействию стрессорных факторов, а также с недостаточной эффективностью существующих методов лечения. 

АД существенно снижает качество жизни пациента и его семьи, поэтому проблема своевременной и адекватной терапии заболевания в настоящее время приобрела особую медицинскую и социальную значимость. Обычно проблемой АД занимаются дерматологи или аллергологи, но в последнее время высокая распространенность и частые рецидивы заболевания вынуждают педиатров решать тактические задачи терапии АД. Поэтому разработка алгоритмов терапии АД является одной из актуальных междисциплинарных задач современной медицины. Клинические проявления АД многообразны, зависят от возраста и сроков возникновения заболевания. В настоящее время особенностями АД являются его раннее начало (непосредственно с первых дней жизни) и увеличение числа тяжелых, торпидных, часто инвалидизирующих форм заболевания [3, 7]. В детской дерматологической практике наиболее часто встречаются следующие маркеры АД:
  • раннее начало болезни (практически с первых дней после рождения);
  • тяжелое хроническое рецидивирующее течение;
  • отягощенный атопический анамнез;
  • гиперпродукция IgE;
  • дефицит Т-супрессоров, ингибирующих синтез реагинов, sIgA и IgA;
  • эозинофилия;
  • снижение чувствительности бета-2-адренорецепторов;
  • нарушения функции ЖКТ;
  • усиленная трансэпидермальная потеря воды и сниженная секреция сальных желез;
  • ваготония.
Для оценки степени тяжести кожного процесса и динамики течения заболевания Европейским обществом дерматовенерологов в Женеве (1993 г.) был разработан и утвержден коэффициент SCORAD [16]. Этот коэффициент, учитывающий площадь поражения кожи и степень выраженности объективных и субъективных симптомов, широко используется практическими врачами как за рубежом, так и в России. Ведение пациентов с АД является сложной клинической задачей. Безусловно, лечение должно быть комплексным, индивидуальным с учетом возраста ребенка, формы и стадии заболевания. Современная терапевтическая стратегия ведения пациентов с АД основана на патогенетическом подходе и направлена на устранение патологических нарушений в органах и системах, а также на предупреждение обострений болезни [1]. Огромную роль играет личный контакт родителей маленького пациента и врача, так как известно, что 90% успеха в лечении кожных заболеваний у ребенка зависит от родителей. 

Устойчивая тенденция роста частоты и тяжести течения АД у детей, развитие сочетанных с аллергическим контактным дерматитом (АКД) [6], бронхиальной астмой (дерматореспираторный синдром), аллергическим ринитом форм заболевания [14], а также резистентность к традиционной терапии [15, 16] обуславливают необходимость поиска возможных причин патологии и способов коррекции основных лечебно-диагностических мероприятий. Одной из очевидных причин развития тяжелой формы течения АД у детей является быстрое присоединение вторичной бактериальной и грибковой инфекции, среди возбудителей которой преобладают токсигенные штаммы стафилококка, дрожжеподобных грибов рода Candida, Malassesia furfur и мицелиарных дерматофитов [2]. Одним из факторов, индуцирующих формирование сочетанных форм АД и тяжелого варианта его течения, является эндотоксин грамотрицательных бактерий пищеварительного тракта, который имеет высокую степень токсичности, особенно для детей [14]. Продукты метаболизма бактерий, грибов или вирусных белков представляют собой суперантигены, вызывающие неспецифическую активацию Т-клеток. Число Т-клеток, взаимодействующих с суперантигенами, почти в 100 раз превосходит число Т-клеток, взаимодействующих с обычным антигеном. При этом CD4+ Т-клетки выделяют большое число цитокинов, способных оказывать токсическое действие на организм хозяина [3].

В последние годы универсальным патогенетическим механизмом развития АД считается повышение уровня эдотоксина, приводящее к развитию «эндотоксиновой агрессии» и синдрома эндогенной интоксикации (СЭИ). Данный механизм усугубляет течение заболевания, оказывая повреждающее действие на ткани, и определяет исход АД [4, 7, 11, 15]. В связи с этим проводятся углубленные исследования уровня токсинов (энтеротоксинов В и С, дельта-гемолизина) [1], микробной флоры кожи с определением степени ее патогенности [2], уровня маркеров системной эндотоксемии и оценки степени напряженности антиэндотоксинового иммунитета (уровень плазменного эндотоксина, антител к гликопиду и кишечной палочке) [14], состояния бронхолегочного барьера, показателей перекисного окисления липидов, уровня общей антирадикальной активности [5]. Степень эндогенной интоксикации оценивают по уровню молекул средней массы в плазме эритроцитов, показателю перекисного окисления липидов, по количеству первичных и вторичных продуктов в плазме и эритроцитах, степени сорбционной емкости эритроцитов и количеству циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) в плазме [12, 13].

Эндотоксин является биологически активным соединением, содержание которого позволяет оценивать состояние антиэндотоксинового иммунитета при АД. Так, повышение уровня эндотоксина в 8 раз было отмечено у IgE-зависимых пациентов и в 12 раз у IgE-независимых, который составил 1,69 EU/мл и 2,43 EU/мл соответственно (норма 0,19 EU/мл) [4]. При этом авторы отмечали достоверное снижение показателей антиэндотоксинового иммунитета в обеих группах больных, особенно у IgE-независимых пациентов. Полученные данные авторы расценивают как свидетельство трансформации физиологической эндотоксемии в патологический процесс эндотоксиновой агрессии [4]. Увеличение уровня эндотоксина может наблюдаться при снижении функции печени, нарушениях пристеночного пищеварения, повышенной кишечной проницаемости, дисбактериозе, а также при всех патологических процессах, приводящих к недостаточности эндотоксин-элиминирующих и эндотоксин-связывающих функций организма [4]. Токсичные продукты, проникая в неизмененные, относительно интактные клетки, вызывают нарушение метаболизма, что сопровождается массивным высвобождением внутриклеточных биологически активных веществ. Распределение в тканях этих веществ на фоне прогрессирующего увеличения в организме токсичных метаболитов способно привести к глубоким расстройствам регуляции и повреждению биологических барьеров и процесса всасывания в ЖКТ, что в конечном итоге ведет к дезинтеграции деятельности человеческого организма. По степени выраженности СЭИ можно судить о тяжести основного заболевания и прогнозировать его течение. При СЭИ развивается иммуносупрессия, чему способствуют следующие факторы:
  • накопление молекул средней массы;
  • накопление продуктов перекисного окисления липидов;
  • усиление транслокации эндотоксинов и микрофлоры из кишечника в кровь, приводящее к увеличению концентрации в крови липополисахаридов грамотрицательных микроорганизмов и развитию бактериемии; нарушение обмена нуклеиновых кислот в клетках иммунной системы (диснуклеотидоз); нарушение цитокинового статуса (существенное преобладание провоспалительных цитокинов).

Представленные патогенетические факторы являются универсальными, участвующими в формировании различных патологических состояний. В клинической практике их выделение крайне важно, поскольку по выраженности этих факторов можно судить о степени СЭИ. При СЭИ формируется комплекс метаболических расстройств, которые приводят не только к уменьшению объемов органов иммунной системы (инволюция тимико-лимфатического аппарата) и увеличению проницаемости естественных барьеров, но и к нарушению взаимодействия отдельных эффекторных звеньев иммунитета. Все это является патогенетической основой для формирования клинических проявлений иммуносупрессии и вторичной иммунной недостаточности. Перечисленные факты, на наш взгляд, свидетельствуют об актуальности внедрения комплексного исследования иммунной системы у пациентов с СЭИ в клинической практике. Исследование показателей эндогенной интоксикации одновременно с иммунологическим обследованием позволяет определить не только выраженность СЭИ при АД, но и степень формирующейся иммуносупрессии. Кроме того, эндоинтоксикация, наблюдаемая у 60–80% больных АД, способствует развитию фармакологической резистентности, что приводит к снижению эффективности любых методов терапии и необходимости ее коррекции [9]. 

Таким образом, наличие СЭИ является патогенетическим обоснованием применения адекватной комбинации базисной терапии АД и препаратов со свойствами энтеросорбентов на ранних этапах, что позволит повысить эффективность лечения как за счет активной дезинтоксикации, так и за счет повышения фармакочувствительности [12, 13, 17]. Применение энтеросорбентов устраняет интоксикацию веществами с иммунотоксическими свойствами и явления провоспалительной гиперцитокинемии, усиливает антитоксический потенциал печени и микрофлоры кишечника, тормозит процесс транслокации микробного содержимого кишечника, нормализует процессы перекисного окисления липидов. Применение детоксицирующих средств и энтеросорбентов в терапии аллергодерматозов у детей (Лактофильтрум, Фильтрум-СТИ и др.) обеспечивает высокий уровень ремиссии процесса (до 86,6%) при снижении SCORAD в 2,5 раза, способствует уменьшению частоты обострений в 4 раза, продолжительности ремиссии в 3,5 раза [1, 11, 12, 17]. Большой интерес представляет собой отечественный препарат Лактофильтрум («АВВА РУС»). Фармакологическое действие препарата обусловлено уникальными свойствами его активных компонентов – энтеросорбента и пребиотика. В качестве энтеросорбента используется лигнин гидролизный с высоким потенциалом сорбционной активности, что позволяет связывать и выводить из организма широкий спектр высокотоксичных бактериальных токсинов, аллергены, медиаторы воспаления, патогенную микрофлору и избыток продуктов обмена в 2500 раз эффективнее активированного угля. 

В качестве пребиотика используется лактулоза – синтетический дисахарид, который способен избирательно стимулировать рост бифидо- и лактобактерий, не претерпевая изменений в агрессивной среде желудочного содержимого. Лактулоза ингибирует рост патогенной микрофлоры, уменьшая продукцию токсических веществ и активируя перистальтику кишечника. За счет уникального состава Лактофильтрум восстанавливает защитную бактерицидную функцию кожи [8], повышает местный иммунитет, что приводит к быстрому регрессу клинических проявлений АД [10, 16]. Применение Лактофильтрума позволяет повысить эффективность стандартной терапии АД на 25–50% [10, 16], а при легкой и средней степени тяжести течения АД препарат Лактофильтрум эффективен даже в качестве монотерапии [10]. Лактофильтрум целесообразно использовать в комплексной терапии АД и других аллергодерматозов у детей c 12-месячного возраста [16, 17]. Мы применяли Лактофильтрум в комплексной терапии АД у 15 больных в возрасте от 6 до 13 лет с легким, средним и среднетяжелым течением процесса. Лактофильтрум назначался по 2 таблетки 3 раза в день за час до еды и приема других лекарственных препаратов, курс лечения составлял 3 недели. 

В процессе терапии отмечалось купирование клинических проявлений (зуд, сухость, гиперемия) в более короткие сроки, чем при стандартной терапии (7–10 и 15–20 дней соответственно). Динамика индекса SCORAD была интенсивнее, особенно при легкой и средней форме тяжести АД. Пациенты отмечали удобство применения, отсутствие побочных эффектов и неприятных ощущений при приеме препарата. Применение Лактофильтрума позволяет значительно повысить эффективность терапии АД, особенно сочетанных форм, снизить сроки пребывания пациентов в стационаре, повысить качество жизни пациентов. Препарат обладает хорошей переносимостью и комплаентностью и может быть рекомендован для применения в амбулаторных условиях с целью коррекции эндотоксемии при АД и увеличения сроков ремиссии заболевания.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: кожные заболевания у детей, атопический дерматит, педиатрия

1. Батыршина С.В., Хаертдинова Л.А., Сабынина Е.Е. // Сборник тезисов докладов на ХI Всероссийском съезде дерматовенерологов и косметологов. Екатеринбург, 9–12 ноября 2010. С. 39.
2. Белоусова Т.А., Филиппова В.А., Горячкина М.В. // Consilium medicum. Дерматология. 2002. № 2. С. 34–38.
3. Бурместер Г.-Р., Пецутто А. Наглядная иммунология. Пер. с англ. Т.П. Молосовой / Под ред. Л.В. Козлова. М.: Бином, 2007. С. 50–52.
4. Васенова В.Ю., Федорова Ю.С., Бутов Ю.С. // Сборник тезисов докладов на ХI Всероссийском съезде дерматовенерологов и косметологов. Екатеринбург, 9–12 ноября 2010. С. 44.
5. Дубняк Н.С., Юцковский А.Д., Палагина М.В., Дубняк И.Н. и др. // Рос. журн. кожных и венер. болезней. 2010. № 4. С. 30–32.
6. Землякова С.С., Иванов О.Л., Львов А.Н., Феденко Е.С. // Рос. журн. кожных и венер. болезней. 2010. № 4. С. 47–50.
7. Короткий Н.Г., Тихомиров А.А., Белова А.В. // Педиатрия. 2003. № 6. С. 55–58.
8. Молочков В.А., Караулов А.В., Николаева С.А. // Эффективная фармакотерапия в дерматологии и дерматокосметологии. 2010. № 1. С. 32–34.
9. Сидельникова В.И., Лифщиц В.М. // Клин. лаб. диагностика. 1998. № 8. С. 37.
10. Смирнова Г.И. // Лечащий врач. 2009. № 1. С. 23–26.
11. Трофимова И.Б., Мишурина Л.А., Гевондян В.С. и др. // Вестник дерматол. и венерол. 2001. № 2. С. 9–13.
12. Химкина Л.Н., Пантелеева Г.А., Копытова Т.В. Эндоинтоксикационный синдром в клинике, патогенезе хронических дерматозов, методы коррекции: Пособие для врачей. Н. Новгород, 2000. С. 11.
13. Химкина Л.Н., Пантелеева Г.А. и др. // Эксперим. и клин. дерматокосметология. 2005. № 6. С. 61–64.
14. Шамов Б.А., Газиев А.Р., Шамова А.Г. // Рос. журн. кожных и венер. болезней. 2006. № 6. С. 16–20.
15. Darsow V., Ring J. // Allergy Clin. Immunol. Int. 2002. Vol. 14. P. 170–173.
16. Горячкина М.В., Белоусова Т.А. Новые возможности комплексной терапии аллергодерматозов // Эффективная фармакотерапия в дерматовенерологии и дерматоонкологии. 2010. № 3. С. 16–20.
17. Ревякина В.А. Энтеросорбенты в комплексной терапии атопического дерматита у детей // Эффективная фармакотерапия в дерматовенерологии и дерматоонкологии. 2010. № 2. С. 14–16.
18. Katsambas A.D., Lotti T.M. // European Handbook of Dermatological Treatments. Springer 2008. P. 52–59.
Войдите в систему
Пароль
Запомнить меня на этом компьютере
Забыли пароль?

ИНСТРУМЕНТЫ
PDF
Сохранить
комментарий
Письмо
Добавить в избранное
Аудио
Видео