количество статей
2716

Эксперты о трансплантации матки

РИА Новости | 20.02.2014
Все больше женщин без маток – от рождения или в результате удаления – идут на многое, чтобы получить новые. В середине января агентство Associated Press сообщило о том, что в ходе операций, проведенных группой медиков из Гетеборгского университета, девяти женщинам из Швеции удалось пересадить матки. Это была уже третья группа исследователей, предпринявшая попытку трансплантации матки с конечной целью обеспечить успешную и доношенную беременность. Коллективы из многих стран мира начали гонку за достижение именно такого конечного результата, несмотря на скептическое отношение к такой работе и сомнения этического характера.

Отобранные для участия в экспериментальном проекте женщины были детородного возраста (в основном чуть больше 30 лет), и ни у одной не было матки. Однако матки им были пересажены только временно. Идея состоит в том, что женщины забеременеют, родят одного или двоих детей, а после этого матки у них будут удалены. Дело в том, что после операции они вынуждены принимать препараты против отторжения, а они подавляют иммунную систему, из-за чего женщины становятся более уязвимыми для инфекций и болезней. Об этом рассказал руководитель шведского медицинского коллектива Матс Бреннстрём (Mats Brännström). Эти препараты все же проникают в зародыш в «ничтожных» количествах и могут повлиять на развитие плода, сказала гинеколог Дорис Рамирес Несетти (Doris Ramirez Nessetti) из медицинского центра AllCare, что во Флориде. Оказалось, что один из самых распространенных иммунодепрессантов – циклоспорин — негативно влияет на зародыши у животных, что выяснилось в ходе опытов. Однако никаких исследований в контролируемых условиях для проверки этого воздействия на человека не проводилось, сообщила Несетти.

В ходе операций в Швеции матки брали у живых доноров, в основном у матерей пациенток и у их ближайших родственниц. Делалось это для того, чтобы снизить риск отторжения пересаженного органа иммунной системой. Никаких возрастных ограничений для доноров не было; просто у них должны были быть здоровые матки. Хирург удаляет матку, перевязывает фаллопиевы трубы и оставшиеся кровеносные сосуды, а затем накладывает швы.

Операция по пересадке намного труднее в силу своей сложности. «Это операция нового типа, — сказал Бреннстрём. – Орган должен не только выжить и заработать, но и существенно расширяться во время беременности. Кроме того, к нему есть много других требований». Матка имеет множество маленьких кровеносных сосудов, а размещать ее надо в очень трудном и «недоступном» месте организма, добавил Бреннстрём.

У некоторых женщин после пересадки матки многое происходит впервые. У женщин, родившихся без матки, впервые возникают менструальные циклы. Все женщины испытывают гормональные колебания, которые регулируют менструальные циклы с момента полового созревания. Но у женщин без матки не было никаких менструальных циклов, чтобы их регулировать. В отличие от обычного цикла, яичники во время этих периодов не выделяют в матку неоплодотворенные яйцеклетки, потому что фаллопиевы трубы не подсоединены. Вместо этого оплодотворенную яйцеклетку необходимо ввести в матку, чтобы женщина забеременела.

Врачи считают операцию по трансплантации успешной, если орган в теле реципиента работает должным образом. Но для пересаженной матки определение успеха носит более узкий и конкретный характер: матка не только должна работать, но и женщина должна рожать здоровых детей. А это значит, что степень успеха своей работы команда шведских врачей узнает лишь через два-три года. Поскольку шансы на успех в этом деле невелики, все предыдущие попытки пересадки матки потерпели неудачу. В 2000 году такую операцию сделали женщине из Саудовской Аравии, но несколько лет спустя ее пришлось удалить из-за осложнений с кровообращением. В 2011 году забеременела женщина из Турции, получившая матку от скончавшегося донора; однако после восьми недель беременности у нее случился выкидыш.

Однако некоторых специалистов больше беспокоят нравственные аспекты этой операции по пересадке матки на данном этапе. По мнению некоторых из них, на животных было проведено недостаточно экспериментов и они родили недостаточно детенышей, чтобы переходить к операциям на человеке. Дорис Рамирес Несетти проводит аналогичные пересадки овцам. «Не существует стандарта по количеству операций на животных, после которых можно переходить к операциям на человеке», — говорит она. Однако Несетти считает, что Бреннстрём со своим коллективом поторопился с экспериментами над людьми. После многочисленных опытов на овцах она с коллегами планирует перейти к операциям по пересадке на обезьянах, которые по своему биологическому строению больше похожи на людей, и уже потом начать пересадку матки человеку.

Специалист по этике биологических исследований профессор Артур Каплан (Arthur Caplan) из Нью-Йоркского университета согласен с тем, что необходимо больше исследований на животных, прежде чем начинать такие операции в США. Однако в большей степени его беспокоит другое. По его мнению, состязание между командами исследователей, кто первый произведет на свет здорового ребенка, может негативно отразиться на стоящих за этим научных аспектах. «Такая гонка…создает этическую проблему, потому что здесь речь идет о репродукции, и прежде всего надо думать о безопасности», — сказал Каплан.

Кроме того, по словам профессора, за попытками и результатами операций по пересадке матки недостаточно международного научного контроля, об это не пишут регулярно в научной литературе, а поэтому исследователям сложно опираться на опыт друг друга. Бреннстрём с командой пока не опубликовал работу о своих исследованиях, хотя они планируют это сделать в ближайшем будущем. «Сообщать о клинических новшествах через средства массовой информации, а не через профессиональные научные журналы и не на профессиональных конференциях с участием специалистов — это очень тревожная тенденция и неверный способ реализации медицинских инноваций, особенно когда речь идет о столь рискованном и неоднозначном вопросе как пересадка матки», — написал Каплан в ноябре 2012 года в журнале Fertility and Sterility.

Поскольку исследований и экспериментов проведено недостаточно, гинекологи не будут знать, как решать огромное множество вопросов, которые могут возникнуть во время беременности при нормальных условиях, говорит Джен Гюнтер (Jen Gunter) из клиники акушерства и гинекологии, находящейся в Сан-Франциско. Ее беспокоят осложнения, которые могут быть самыми разными – и эффект мягкого отторжения органом зародыша, и то, что может произойти с эмбрионом, поскольку во всех случаях возникает угроза жизни матери и ребенка. «Я полагаю, что пока многие вопросы остаются без ответа, и это меня беспокоит», — говорит она.

«Вопрос в том, какие риски для зародыша и для матери являются допустимыми, чтобы продолжать беременность, — говорит Каплан. — Коэффициент риска здесь очень велик».
Но в таком случае почему просто не использовать суррогатных матерей, которые и выносят, и родят для другой женщины ребенка? В Европе и на Ближнем Востоке (а также в некоторых штатах США) суррогатное материнство является незаконным, что меняет всю картину. «Неслучайно то, что первые попытки пересадки матки были осуществлены в мусульманских странах, — говорит Бреннстрём.- Женщине очень важно стать матерью, а поэтому исламские условности не допускают суррогатное материнство и усыновление».

Даже там, где суррогатное материнство является законным, объясняет Каплан, женщина может просто не захотеть иметь дело с суррогатной матерью и со всеми неопределенностями, что вытекают из этого. Здесь и правовые вопросы, и осложнения при родах, и здоровье зародыша во время беременности. «Есть также люди, выступающие за более естественную репродукцию», — говорит он.

Кроме того, немаловажен и вопрос о цене. Поскольку операцию по пересадке матки широкой публике пока не предлагают (и вряд ли скоро предложат), неизвестно, будет ли на нее распространяться страховка. Но поскольку это операция добровольная, а страховка в настоящее время не распространяется на другие виды оплодотворения типа, страховые компании вряд ли согласятся платить за пересадку матки. С другой стороны, суррогатное материнство может оказаться дорогим удовольствием в зависимости от его типа. Если суррогатной матерью является не член семьи, то цена вынашивания может составить от 10000 до 30000 долларов, не считая визитов к врачам и витаминов.

В итоге решающим фактором в вопросе о трансплантации могут стать не поддающиеся контролю глубинные эмоции, связанные с особым этапом материнства, когда ребенок растет в теле матери, которая вынашивает и питает его, а потом рождает на свет. Рамирес Несетти рассказывает своим пациенткам о суррогатном материнстве, однако при этом отмечает: «Они не испытывают этого чувства, когда ты мама, когда ты чувствуешь свою беременность, ощущаешь, как внутри тебя бьет ножками ребенок. А это мощная связь».
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: пересадка матки, акушерство, трансплантация матки, хирургия, гинекология