количество статей
2727

Лишняя хромосома в работе не помеха

Админов Админ Админович (профессор, д.м.н)
РИА Новости | 10.09.2013

23-летний Никита Паничев, у которого синдром Дауна, уже два месяца работает поваром в одной из кофеен в центре Москвы. Какой он работник, как его воспринимают коллеги и на что он тратит зарплату, узнала специальный корреспондент РИА Новости Инна Финочка.

Людям с инвалидностью в России очень непросто найти работу, а каждый случай трудоустройства человека с особенностями ментальности — прецедент. Никита Паничев, у которого синдром Дауна, уже два месяца работает поваром в одной из кофеен в центре Москвы. Какой он работник, как его воспринимают коллеги и на что он тратит зарплату, узнала специальный корреспондент РИА Новости Инна Финочка.

В Европе и Америке человек с синдромом Дауна может получить высшее образование. Лишняя хромосома не мешает устроиться на работу и завести семью. Для нескольких тысяч человек в одной только Москве этот диагноз до сих пор звучит как приговор.
Работа, о которой и не мечтал

Светлая, блестящая, просторная кухня, на которой одновременно работают чуть больше десятка людей, разделена на две части — горячий и холодный цеха. С утра здесь довольно тихо, заказов до полудня в центре Москвы не много. Сотрудники кафе винят дождь и осень — время легких завтраков на открытых верандах закончилось. В холодном цехе в это время делают заготовки: моют овощи, крошат красный перец чили. 23-летний Никита, один из поваров в холодном цеху, сосредоточенно нарезает лосося мелкими кубиками — для будущих салатов и сендвичей.

Иногда он оглядывается на повара Марину Долгову и, получив ее одобрительный кивок, продолжает. Она его наставница на кухне "Кофемании" уже месяц. Эта ситуация не вполне типична для сетевого кафе. Во-первых, здесь руководство предлагает попробовать свои силы в роли повара людям без специального образования, практикуясь совместно с уже работающими поварами. Во-вторых, случай Никиты и вовсе беспрецедентный для Москвы.

Правда, на первый взгляд и не скажешь, что у молодого человека синдром Дауна, потому что у него мозаичная форма, то есть лишнюю 21-ю хромосому содержат не все клетки организма. Если не знаешь, куда смотреть, не знаешь особенностей людей с синдромом Дауна, то видишь в Никите улыбчивого парня, немного стеснительного поначалу, может, чуть странного. С другой стороны, ну, а кто не странный?

Девушки, работающие на кухне, называют его ловеласом. "Он нам шоколадки каждый день приносит. Сегодня вот стихотворение под обертку спрятал", — говорит Марина смущаясь.

Основатель фонда "Я — есть!", актриса Ксения Алферова, с чьей помощью Никита устроился на эту работу, ласково называет его Мюнгхаузеном.

"Он любит рассказывать фантастические истории с абсолютно серьезной интонацией. Однажды рассказал нам, что убил кабана. На вопрос о том, как убил, говорит — стрелами. Спрашиваем, а куда мясо дел, отвечает — на рынок отнес. Мы так удивились, что поначалу почти поверили", — смеется Алферова.
Показательное трудоустройство

На кухне он работает третий месяц. В основном помогает поварам, но уже больше десятка блюд может приготовить от начала до конца, знает не только ингредиенты, но и помнит их необходимое количество в граммах, шинкует овощи профессиональным движением.

По словам Ксении Алферовой, в деле трудоустройства Никиты руководство кофейни проявило инициативу. "Они сами у меня спросили, нет ли кого-нибудь для них. Я сразу про Никиту вспомнила, он на мероприятиях фонда нам всегда помогает, следит за раздачей еды. Только предупредила, что он вряд ли сможет работать полный рабочий день, на что мне ответили: "Да хоть час пусть работает! Нам все равно", — вспоминает она.

Так как у Никиты есть оформленная инвалидность, он по закону имеет право работать неполный рабочий день, однако сам вызвался трудиться со всеми на равных — двенадцатичасовую смену два через два. "Я когда начал так работать, домой приходил и с ног валился", — вспоминает молодой человек.

По словам шеф-повара кофейни Антона Вахрушева, работать с Паничевым не сложно, но иногда, конечно, делаются скидки на особенности его здоровья. "Если видно, что он устал, или он сам об этом говорит, конечно, мы даем ему возможность передохнуть или выйти на улицу подышать. Но за все время, что Никита у нас работает, он очень хорошо себя проявил. Видно, что ему это нравится, у него глаза горят", — объяснил шеф-повар.
Столяр, воспитатель, ткач и, наконец, повар

Сопровождению людей с особенностями развития повар Марина Долгова никогда не училась. "Он месяц учился на другой кухне не со мной, а потом пришел сюда, и тут я его стала учить. Так получилось", — сказала она.

Когда Никита пришел на кухню, учить его приходилось всему и с нуля — не умел правильно держать нож, с трудом удавалось запомнить разграммовку блюд.

"Трудно было, потому что приходилось по-разному объяснять до тех пор, пока он не поймет, как делать правильно. Но он очень старательный", — вспоминает Долгова.

Учиться Никите не привыкать. "После школы учился на столяра, потом работал. Потом опять пошел в колледж, но уже на ткача, остался там работать. Еще я детей люблю, даже воспитателем какое-то время был", — рассказывает он, смущенно улыбаясь.

Идея попробовать свои силы в кулинарном мастерстве, по его словам, появилась после того, как приготовил для мамы рыбный салат, который все очень хвалили. "Я смотрел, как бабушка готовила, мне очень нравилось. Сейчас бабушки уже нет. Постоянно наблюдал за мамой, потом стал сам дома готовить", — объясняет молодой человек. Дома он любит удивлять родителей, готовя ужин, пока никого нет дома.

"А вы не знаете, кто у него родители? А то он нам рассказывает, что мама у него су-шеф, а папа в ФСБ работает", — спрашивает наставница Никиты.

Самостоятельность и наивность

"Он всегда был очень добрым. С людьми хорошо ладит, особенно с детьми", — рассказывает его мама Ирина Паничева.

Людям с синдромом Дауна свойственна открытость и наивность по отношению к окружающему миру. Неспроста их называют "людьми солнца". Кроме Никиты в семье есть еще младший ребенок, главной нянькой которому с раннего возраста был старший брат. "Его всегда можно было оставить с младшим, если надо куда-то уйти. Он и с коляской на улице гулял", — рассказывает Ирина.

По ее словам, самостоятельность и ответственность Никита стал проявлять еще в школе, добираться до которой приходилось на метро, и мальчик настаивал на том, что провожать его не нужно. Возможно поэтому, в отличие от многих родителей детей с инвалидностью, Ирина поддержала сына, когда тот решил освоить новую профессию и работать со всеми на общих основаниях. "Он очень увлечен работой, смотрит кулинарные передачи, сериал про кухню. Думаю, он очень хотел бы, чтобы я была поваром, поэтому и рассказывает, что я работаю су-шефом", — говорит она.

Сама Ирина — домохозяйка, отец Никиты к ФСБ отношения не имеет, а работает экспедитором. "Он очень хочет, чтобы эти истории были правдой, вот и рассказывает", — предположила она.

Теперь, когда Никита стал получать свою собственную зарплату, а сумма каждый месяц выходит ощутимая даже по столичным меркам, встала проблема того, что он не умеет деньгами распоряжаться.

"Планировать он не умеет. Пригласил девушку в ресторан и за один вечер все спустил", — сетует Ирина.

Родителям приходилось подолгу объяснять Никите, что траты нужно планировать, учить откладывать деньги. В итоге с одной из зарплат он купил подарок своей маме, а папе на день рождения подарил деньги в конверте.

"Я хочу еще музыкой снова заниматься. От педагога давно ушел, потому что занятия дорогие были. Но теперь смогу сам за них платить", — гордо говорит Никита.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Синдром Дауна, Генетика, Гражданское общество, социацльная работа, фонда "Я — есть!", инвалиды