количество статей
4717
вход

Минпромторг обеспечит лекарственную безопасность России в случае войны

РБК | 03.04.2019
Минпромторг подготовил проект стратегии развития российской фармотрасли. Особое место в нем отведено обеспечению лекарственной безопасности страны в случае войн и техногенных катастроф

Какие сценарии развития фармрынка рассматривают чиновники

Министерство промышленности и торговли подготовило проект стратегии развития фармацевтической промышленности России на период до 2030 года. Копия документа есть у РБК. Проект будет обсуждаться на совещании у первого заместителя министра Сергея Цыба в апреле, рассказал РБК собеседник, который планирует участвовать в обсуждении.

В стратегии изложены два основных сценария развития фармацевтического рынка — целевой и инерционный.

  • Целевой сценарий предполагает государственную поддержку бизнеса в создании конкурентоспособной на мировом рынке фармацевтической отрасли. Предполагается как финансовая, так и нефинансовая поддержка. Под нефинансовой помощью авторы стратегии подразумевают грамотное регулирование рынка и поддержку местных производителей полного цикла.
  • При инерционном сценарии основной задачей регуляторов (Минпромторг, Федеральная антимонопольная служба, Министерство здравоохранения и Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения) станет «обеспечение минимально необходимого ассортимента лекарственных средств и медицинских изделий» для лекарственной безопасности страны в случае политических конфликтов и санкций.

В Минпромторге подчеркнули, что министерство начало разрабатывать стратегию в 2018 году и с тех пор документ прошел общественные обсуждения и был рассмотрен отраслевым экспертным советом при ведомстве.

В министерстве отметили, что ориентиром для фармацевтической отрасли остаются перечень жизненно необходимых и важнейших препаратов и дальнейшая поддержка инициатив бизнеса по расширению экспортных поставок российской продукции. Механизмы поддержки отрасли сейчас обсуждаются, уточнили в ведомстве.

Как планируется обеспечивать лекарственную безопасность

Авторы документа делают акцент на соблюдении лекарственной безопасности. Слово «безопасность» употребляется в документе 68 раз.

Перед угрозой военных конфликтов «различной интенсивности» и техногенных катастроф в рамках инерционного сценария необходимо располагать производствами и стратегическим запасом лекарственных средств «в зависимости от прогнозируемой тяжести и массовости потерь». Это означает, что весь минимальный ассортимент лекарств должен производиться на территории России, включая производство субстанций (веществ для производства лекарств). В 2018 году доля отечественных лекарств составила 30,6% в денежном и 63,7% в количественном выражении, говорится в стратегии.

Определить минимальный набор лекарственных средств и медицинских изделий еще предстоит. «Важным является определение медицинских технологий, используемых преимущественно в военное время для оказания медицинской помощи и лечения раненых, пораженных ионизирующим излучением, боевыми отравляющими веществами, в связи с отсутствием таких потребностей в мирное время, — написали авторы стратегии. — В случае возникновения военных действий — противомикробные средства для системного применения, анальгетики, нейролептики, плазмозаменяющие и асептические растворы, в случае использования оружия массового поражения — радиопротекторы и антидоты».

Инерционный сценарий придется реализовывать в случае санкций в отношении поставок сырья, расходных материалов и оборудования, «непоследовательной и краткосрочной политики регулирования фармацевтической отрасли и в целом системы здравоохранения», в том числе «противоречий в действиях различных регуляторов». Помимо подготовки к войне ведомство предлагает повышать доверие к российским лекарственным препаратам с помощью «просветительской работы с населением». Целевой сценарий будет реализован, если у государства будет возможность финансово и нефинансово помогать индустрии, а также развивать экспорт лекарств.

Позиция регулятора, озаботившегося обеспечением лекарственной безопасности, понятна, но руководствоваться в вопросах развития фармрынка нужно не только этими соображениями, отметил директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. Минпромторг должен учитывать и рыночную целесообразность в своем желании обеспечить полный цикл производства тех или иных препаратов. «При этом спектр лекарств, которые требуются военной медицине и медицине катастроф, относительно невелик. Российский фармрынок сейчас по ряду направлений не защищен даже с учетом довольно банальных запросов мирного времени», — сказал Беспалов. К примеру, Россия до сих пор сталкивается с дефицитом вакцин из-за того, что на них резко вырастает спрос в других регионах мира.

Пока ни Россия, ни другие страны не вводили в отношении друг друга санкций, затрагивающих систему здравоохранения. Но весной 2018 года депутаты Госдумы подготовили законопроект, предусматривающий возможность введения запрета на ввоз лекарств из США. Это предложение раскритиковали эксперты и наблюдатели, после чего депутаты исключили его из документа.

Что ждет фармрынок

Мирные вызовы также скажутся на развитии фармацевтического рынка, полагают авторы стратегии. Например, развитие дистанционной торговли должно изменить всю торговую цепочку, в том числе функции дистрибьюторов и аптек. По прогнозам чиновников, большинство действующих участников рынка прекратят существование. Продолжат работу те компании, которые внедрят наиболее современные решения в логистике и онлайн-продажах.

Работа участников торговой цепочки вряд ли сильно изменится после легализации онлайн-продаж лекарственных препаратов, не согласился с чиновниками управляющий собственник сетей «Неофарм» и «Столички» Евгений Нифантьев. По его словам, риск перетока продаж в онлайн характерен прежде всего для высокомаржинальных товаров — одежды, обуви и электроники. Фармацевтический рынок сегодня, напротив, характеризуется низкими наценками — для розницы они составляют 10–15%, для дистрибьюторов — 2–3%, отметил эксперт. В связи с этим крупные маркетплейсы, такие как Ozon и Wildberries, не смогут захватить существенную долю рынка, поскольку не смогут предложить более низкие цены, говорит он.

Меньше всего легализация интернет-продаж повлияет на две категории аптек: рассчитанные на импульсивный спрос торговые точки в местах повышенной проходимости с высокой маржей и аптеки-дискаунтеры с широким ассортиментом, полагает Нифантьев. Крупные же аптечные сети со временем сами смогут стать маркетплейсами, специализирующимися на товарах для красоты и здоровья, сказал Нифантьев.

Правительство одобрило законопроект Минздрава, который должен снять запрет на дистанционную продажу​ лекарств, в октябре 2017 года. В декабре того же года документ прошел первое чтение в Госдуме, но сейчас его рассмотрение приостановлено. В 2018 году некоторые ретейлеры начали предлагать на своих сайтах лекарственные препараты. Например, в октябре прошлого года интернет-ретейлер Ozon стал продавать лекарства и доставлять их по договору поручительства. Той же осенью принадлежащий «Яндексу» и Сбербанку маркетплейс «Беру» открыл новый раздел «Здоровье»​ с лекарствами и аптечными товарам. Опрошенные РБК эксперты заявляли, что в онлайн вряд ли перейдет более 20% продаж лекарственных препаратов в России.

Источник: www.rbc.ru

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: фармакология, фармацевтический рынок, лекарственные средства