количество статей
4148
вход

Минздрав пересмотрит отбор мероприятий с учебным статусом НМО

Vademecum | 14.04.2017

Координационный совет Минздрава по непрерывному медицинскому образованию (НМО) взялся пересматривать перечень и сам принцип отбора отраслевых мероприятий, имеющих учебный статус. 

За год, прошедший с момента запуска новой модели НМО, право раздавать в своей аудитории так называемые образовательные кредиты получили более 3 тысяч медицинских и фармацевтических эвентов. Много это или мало, регуляторы пока не поняли, но однозначно убедились, что в обновленную систему постдипломной подготовки специалистов проникли коммерсанты, подмешивающие в учебные программы лобовую рекламу лекарств и медизделий. Кураторы НМО намерены серьезно ужесточить критерии оценки площадок, декларирующих свои образовательные компетенции.


Балльный наряд

Реформа медицинского образования, предполагающая переход от сертификации к аккредитации врачей и далее к непрерывному медобразованию, описанная в ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан» еще в 2011 году, фактически стартовала с 1 января 2016 года – сначала только для специальностей «стоматология» и «фармация», а затем и для других. Параллельно стала формироваться система набора образовательных кредитов, которые нужны для успешной периодической аккредитации врачей. Получить достаточное количество баллов можно только на специально аккредитованных учебных мероприятиях – конгрессах, конференциях, семинарах и мастер-классах.

Порядок получения постдипломного образования в целом описан в проекте приказа №66н. Этот документ Минздрав до сих пор не утвердил, но ориентироваться врачам и операторам системы НМО больше не на что. Согласно этому регламенту, кредитная система устроена следующим образом: ежегодно врач должен будет набирать 50 часов подготовки (зачетных единиц, одна зачетная единица равняется одному академическому часу или одному кредиту), из них 36 – в образовательных организациях, 14 – практических, например, на конгрессах и семинарах. За пять лет нужно собрать 250 часов и практическое портфолио, чтобы пройти аккредитацию. На время переходного периода до 2021 года практикующие врачи могут выбрать – получить сертификат по прежней схеме повышения квалификации либо включиться в систему НМО. А тем, кто начинает практиковать в нынешнем году,  уже пора начинать собирать зачетные единицы.

В перспективную нишу хлынули провайдеры мероприятий – образовательные организации разных форм собственности и масштабов. В прошлом году они атаковали КС Минздрава заявками на получение аккредитации для своих мероприятий. Изучив тематический реестр КС, Аналитический центр Vademecum подсчитал, что в 2016 году в общей сложности состоялось более 3 тысяч мероприятий, за участие в которых врачи получили баллы (подробнее о профилях аккредитованных мероприятий – в инфографике). А в январе – марте 2017 года – уже почти 1,4 тысячи мероприятий. Для сравнения: в 2014 году было аккредитовано лишь 229 мероприятий, в 2015-м – 451.

Активность организаторов учебных мероприятий в системе НМО, 2016 год.png

Такого ажиотажа ни система, ни Минздрав, ни его Координационный совет не ожидали. Первой подвела хлипкая нормативная база. Требования к организации учебных мероприятий были разработаны еще на заре внедрения НМО – в 2013 году – и с тех пор оставались неконкретизированными, хотя и в расплывчатой форме обязывали организаторов раскрывать взаимоотношения со спонсорами и не допускать рекламы препаратов и медизделий. Но эти требования оказались слишком мягкими, признает член координационного совета по НМО Минздрава Залим Балкизов. «Мы видим большое количество нарушений на начальном этапе подачи документов на проведение учебных мероприятий – это порядка 30% всех заявок. Бывает, даже в контактах заявителя указана электронная почта с доменом фармпроизводителя», – сетует он.

С «проплаченными» учебными мероприятиями сталкиваются врачи из всех отраслей, но показать пальцем на нарушителей никто из опрошенных Vademecum участников отрасли не решился. «Многие врачи в регионах еще даже не знают о системе аккредитованных обучающих мероприятий. А ведь нередко конференции проводятся организациями, занимающимися продвижением своего оборудования на рынке медицинских услуг. 80% учебного времени они посвящают рекламе своего оборудования, инструментов или препаратов», – говорит заведующая учебной частью кафедры травматологии и ортопедии МГМУ им. И.М. Сеченова Татьяна Жарова.

Российская практика, хоть и основана на западной системе НМО, пока далека от своего прототипа, говорит национальный секретарь Международного общества эстетической пластической хирургии (ISAPS) в России Кирилл Пшениснов. «За рубежом – в США, Бразилии, Японии и других странах – подход к организации конгрессов находится на совершенно другом уровне. Во-первых, есть контроль полученных знаний – после обучающих мероприятий обязательно проводится тестирование, всем слушателям баллы просто так не начисляют. Во-вторых, абсолютно прозрачен механизм взаимодействия с коммерческими компаниями – поставщиками лекарств и медизделий, – делится наблюдениями эксперт. – На выставках запрещена продажа продукции, презентации лекторов предшествует дисклеймер с пояснением, насколько ангажирован выступающий. Никаких логотипов спонсоров даже на ручках, бейджах и блокнотах».

Опираясь на западный опыт, в КС Минздрава разработали новые, ужесточенные требования к мероприятиям и их организаторам. Согласно документу (копия есть в распоряжении Vademecum), программа и содержание мероприятия должны быть «очевидно свободными от проявления ангажированности». Теперь организаторам предстоит не только пресекать любые формы рекламы препаратов или медизделий, но и полностью раскрывать информацию обо всех источниках финансирования на сайте мероприятия и/или в его программе. Это могут быть регистрационные взносы участников, неограниченный образовательный грант, спонсорские пакеты. При этом спонсоры и благотворители смогут участвовать только в выставочных мероприятиях и сателлитных симпозиумах, а не вмешиваться в научную программу и влиять на выбор лекторов. И уж тем более им нельзя инициировать мероприятия.

Не успели в КС выпустить обновленные требования, как в отрасли неожиданно наметилась обратная тенденция – часть спонсоров решили вовсе не участвовать в аккредитации и НМО. «В конце 2016 года и в первом полугодии 2017-го многие крупные компании-спонсоры приняли решение не участвовать в аккредитованных мероприятиях, – говорит Марина Белова, директор компании – организатора медицинских мероприятий «Медкон». – Факт аккредитации влияет на решение компании. При этом даже небольшие семинары, неаккредитованные, они поддерживают». На практике «Медкона» уже бывали случаи, когда мероприятие поддерживала только одна компания и денег хватило только на печать научной программы. «Приходится минимизировать расходы, благо нередко площадки бывают бесплатными – на территории вузов и медучреждений. Без финансирования, я думаю, мы не останемся, но бюджет таких мероприятий из-за ухода спонсоров заметно ограничивается. Повлиять на ситуацию мы никак не можем», – поясняет она.

В фармкомпаниях убеждены, что без каналов продвижения не останутся, даже если не смогут работать напрямую через аккредитованные мероприятия. «Мы найдем, как донести информацию до клиентов. Но для практикующих врачей это может стать проблемой – во-первых, из-за ограничения финансовой поддержки мероприятий, во-вторых, из-за ограничения возможностей получения информации. Наши врачи ничего не читают. Кончено, они подвержены воздействию недобросовестного промо, но для них это все равно один из немногих каналов получения сведений», – сказал Vademecum топ-менеджер российской фармкомпании, специализирующейся на производстве онкологических препаратов, признав, впрочем, что конгрессы, конференции и семинары – единственный легитимный способ встречи компании и врача. В компании – организаторе мероприятий «Биоконцепт», которая аффилирована с поставщиком медизделий для пластической хирургии «Кловермед», Vademecum ответили, что пока не планируют подключаться к аккредитованным мероприятиям и особой необходимости в них не видят.

Рецензия на постановку

Но даже если новые требования будут приняты, селекцией мероприятий будут заниматься все те же рецензенты-волонтеры, которые уже успели себя дискредитировать. По данным КС Минздрава, рецензенты дают отрицательные отзывы только в 15% случаев за год. Кто-то по невнимательности или каким-то иным причинам пропускает неоднозначные мероприятия, включая организованные компаниями без образовательной лицензии, а кто-то вовсе не работает. В КС, ощутив последствия низкой мотивации рецензентов, вовсе решили отказаться от работы с теми, кто не дал ни одной рецензии за последние годы. Но выход надо искать все же в другом, считают в ассоциациях. «В прошлом году был шквал заявок – работа трудоемкая и рутинная. Конечно, наши рецензенты старались не пропускать откровенно ангажированные мероприятия, но уследить за всем очень трудно. Нужна система мотивации рецензентов и, насколько мне известно, в КС уже прорабатывают этот вопрос», – говорит член правления Российского кардиологического общества Анна Концевая. Ее поддерживает член оргкомитета Российского общества психиатров Иван Мартынихин, но подчеркивает, что помимо проверки мероприятия на этапе заявки должна быть четкая система проверок самих мероприятий. По действующему регламенту, за это отвечает руководство программного комитета мероприятия, а не внешние независимые эксперты.  

Недовольны рецензентами и организаторы учебных мероприятий. По словам заместителя директора Института повышения квалификации медицинских кадров Натальи Федяиновой, получить аккредитацию в настоящее время непросто: рецензенты могут нарушать сроки, тем самым срывая занятие, а также оценивают заявки по непрозрачным критериям и ничем не аргументируют свои отказы: «Примеров масса – отказ в аккредитации мог прийти уже после того, как мероприятие состоялось. Отказы сопровождались обвинениями в ангажированности, но ничем не подкреплялись. Два одинаковых мероприятия могли быть оценены в разное количество кредитов. И плюс ко всему рецензенты часто демонстрировали непонимание структуры учебного мероприятия, использовали некорректные термины и так далее».

Рецензированием мероприятий Института повышения квалификации медицинских кадров по рентгенологии занимались рецензенты Российского общества рентгенологов и радиологов (РОРР), «ангажированность» ему могли вменить за связь с сетью частных клиник и МРТ-центров «Эксперт». Основателем и генеральным директором института, по данным СПАРК-Интерфакс, выступает член правления «Эксперта» Андрей Коробов. Но в требованиях к учебным мероприятиям нет запрета на проведение семинаров при участии частных клиник. Президент РОРР Валентин Синицын отказался говорить о конкретных заявках, но подтвердил, что были «единичные случаи», когда рецензенты отклоняли заявки от частных организаций или такие, в которых указаны неизвестные лекторы. «В данном случае многое зависит от рецензента. Я считаю, что любое мероприятие нужно оценивать в первую очередь с точки зрения его учебной и научной ценности по критериям НМО. По большому счету не столь важно, кто его проводит. Правда, у такого мероприятия есть определенные ограничения  в видах и формы поддержки фармкомпаниями или поставщиками медизделий (они указаны на сайте НМО). Лекторы учебного мероприятия могут не иметь большого количества научных публикаций и при этом быть хорошими специалистами и преподавателями. Мнение рецензента важно, но окончательное решение по заявке принимает все-таки Координационный совет», – сказал он.

Смотреть нормативно

Блок проблем венчает отсутствие главного документа – утвержденного приказа №66н – и другой внятной нормативной базы. Например, в положении об аккредитации специалистов, утвержденном Минздравом, указано, что для успешной сдачи экзамена врачу необходимо представить «портфолио» за последние пять лет. Однако никакой расшифровки этого понятия ни в одном нормативном документе нет. В проекте приказа №66н тоже хватает противоречий. Так, в нем как виды образовательной деятельности указаны «участие врачей в конференциях и самостоятельное изучение материалов с финальным тестированием». В тоже время законы «Об образовании» и «Об основах охраны здоровья граждан» напрямую указывают на то, что повышение квалификации специалистов может быть только в формате обучения по вузовским программам повышения квалификации. Соответственно, для полноценного запуска системы НМО необходимо сначала внести изменения в эти два закона – и такие поправки Минздрав сейчас готовит совместно с Национальной медицинской палатой. По информации Vademecum, процесс согласования изменений с Минобрнауки, Минфином и другими ведомствами планируется завершить до конца 2017 года.

Кроме этих, в сущности, формальных деталей, в системе есть ряд других концептуальных недоработок. Одна из таких сложностей – узкие специальности, по которым учебные мероприятия нередко разрабатывают и рецензируют одни и те же люди. «В психиатрии есть пять «подспециальностей», для каждой нужно проводить учебные мероприятия. Например, судебно-психиатрическая экспертиза – по этому направлению существует всего один институт, и отрецензировать профильные мероприятия – это уже проблема. Минздрав планировал укрупнение специальностей, нужно сделать это как можно скорее, иначе система НМО недалеко уйдет от старой системы сертификации», – полагает Иван Мартынихин из Российского общества психиатров (РОП). Другой «болевой» момент – учет зарубежных кредитов в российской системе НМО. Пока никакой системы взаимозачета отечественная система не предполагает. «В Европейском конгрессе радиологов в Вене участвовали более 400 врачей из России, все получили европейские кредиты, но они сейчас никому не нужны. Плюс многие получают международные кредиты за другие виды деятельности, например, за рецензирование статей в международных журналах. Создание системы НМО – большая работа, и эту проблему тоже нельзя оставить без внимания», – добавляет Валентин Синицын.

Интеграция, впрочем, дело наживное, тем более пока даже об отечественной системе электронного учета баллов для НМО известно не всем. По словам Марины Беловой из «Медкона», она регулярно сталкивается с тем, что врачи просто не знают, что нужно завести на каком-то портале личный кабинет и регулярно фиксировать там полученные баллы: «В регионах многие врачи в принципе не понимают, зачем им это нужно. В лучшем случае они складывают сертификаты в стопочку и хранят. Мы сейчас делаем подробные памятки о том, как зарегистрироваться на портале НМО, как вести личный кабинет и так далее». Анна Концевая из Российского кардиологического общества (РКО) высказывает беспокойство по другому поводу: в Москве и других крупных городах мероприятий достаточно, но многие врачи работают в удаленных районах, да и мероприятия инициируются не везде. Мы надеемся, эту проблему удастся решить с помощью онлайн-обучения. А для более равномерной организации мероприятий с точки зрения территорий мы ввели систему квот – по два мероприятия в год на каждое региональное общество».


Источник: Vademecum

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: образование, Минздрав РФ, НМО