количество статей
2722

Российский DiaLaser выводит на рынок систему диагностики рака кожи

РИА Новости | 27.03.2014

Коллектив российских ученых разработал прибор для эффективной и быстрой диагностики рака кожи. 

Он не требует приема внутрь или нанесения на кожу специальных препаратов. Розничная цена прибора составит 40 тыс. долл. Два опытных образца уже доказали точность диагностики в ЦКБ №2 им. Н.А. Семашко. Чтобы вывести инновацию на глобальный рынок, стартапу придется конкурировать с крупными западными компаниями, уже наладившими дистрибуцию и даже вышедшими на IPO.

По данным Всемирной ассоциации здравоохранения (ВОЗ), каждый год во всем мире регистрируется 132 тыс. постановки диагноза «меланома» и 2—3 млн случаев немеланомного рака кожи. Фонд онкологических заболеваний кожи США отмечает, что в Штатах рак кожи является самым распространенным видом рака. Чаще всего он встречается у жителей Австралии и Новой Зеландии, южных стран Африки. 

Растет распространенность данного вида рака в странах Северной и Восточной Европы. ВОЗ связывает высокие темпы прогрессирования данного заболевания с истощением озонового слоя (уменьшение его толщины на 10% спровоцирует рост случаев немеланомного рака на 300 тыс. и 4,5 тыс. меланомы каждый год), а также сохраняющейся модой на походы в солярии. На фоне растущей смертности от рака кожи ВОЗ даже ввела Всемирный день борьбы с меланомой ­— 17 мая.

В России, согласно отчету Ассоциации онкологов, прирост заболеваемости меланомой с 2001 по 2011 год составил 33,86%, ежегодно число диагнозов росло на 2,85%. Исследовательские работы по выявлению заболевания на ранних стадиях ведутся в стране уже несколько десятилетий. В основу диагностического комплекса DiaLaser легла разработка конца 1990-х. В 1998 году Михаил Стаханов и Леонид Вельшер, врачи-­онкологи ЦКБ №2 им. Н.А. Семашко ОАО «РЖД», познакомились с физиком-­оптиком Алексеем Трушиным, преподавателем из МФТИ МГИЭМ, и Александром Виноградовым, директором предприятия «Дельтатех» Научного парка МГУ. Стаханов и Вельшер на тот момент проводили операции лазером у больных раком, а «Дельтатех» разрабатывал оборудование для точной регистрации изображений. Во время одного из экспериментов ученые случайно облучили лазером руку одного из исследователей и получили «картинку» заживающего рубца, где области быстрого деления клеток светились сильнее других зон (см. «Как это работает»). Объединенная команда врачей и физиков взялась за доработку технологии и спустя год получила патент в России.

Традиция и инновация

Существующие на тот момент способы диагностики предполагали, что в тело человека необходимо тем или иным способов ввести специальные пигменты ­— порфирины ­— или же при помощи препаратов стимулировать их выработку самим организмом. Нужно было подождать, пока эти пигменты распределятся по тканям, и только затем можно было приступать к исследованию. Фотосенсибилизаторы (так называются вещества, повышающие чувствительность тканей к свету) долго выводились из организма, это приводило, например, к тому, что кожа сохраняла чувствительность к солнцу на несколько месяцев после обследования.

«Фотосенсибилизаторы есть разные: одни наносятся на место поражения (аппликационные методы), другие принимаются внутрь, как стакан воды, иногда вводятся внутривенно», ­— рассказывает генеральный директор российской компании «Биоспек» Виктор Лощенов. Эта компания использовала метод флуоресцентной (световой) диагностики с конца 1990-х, а с 2008 года выпускает установку ЛЭСА-­01, которая определяет уровень накопления фотосенсибилизатора в любых частях организма. 

По словам Лощенова, чтобы увидеть распространенность опухолевых клеток по ткани, нужно подождать от двух-трех часов до двух-трех суток. Но на ЛЭСА-01 достаточно сложно диагностировать меланомы, так как в ее клетках есть пигмент меланин, который поглощает излучение во всем диапазоне видимого света, поясняет Лощенов.

На данный момент «Биоспеку» удалось продать более 280 установок в России и 51 за рубежом, сеть дистрибуции компании охватывает 16 стран. Розничная цена прибора ЛЭСА-01 ­— 12 тыс. долл. Эксперты, опрошенные РБК, рассказали, что меланому диагностировать довольно сложно, что окончательный диагноз ставится уже после того, как опухоль (а также зона здоровых тканей вокруг нее) полностью удаляется. Частичное удаление или биопсия с помощью иглы (пункционная биопсия) могут привести к росту числа раковых клеток и их распространению в организме.

«В современных условиях никто не пользуется вне рамок исследований флюоресцентными методами, никто не наносит никаких препаратов на кожу. Стандартом является клинический диагноз (визуальный или с использованием дерматоскопии), и при минимальном подозрении на меланому выполняется эксцизионная биопсия [удаление всего патологического очага. ­— РБК]», ­— рассказал представитель ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Блохина» РАМН.

Идея же исследователей DiaLaser заключается в том, чтобы убедиться в том, что новообразование злокачественно или нет прежде, чем его удалять. Первую версию прибора, который получил название ЛВА­1, они создали на собственные деньги в конце 2000 года. Прототип обошелся в 13 тыс. долл. Пациент ложится на кушетку, а камера со встроенным лазером подъезжает к «подозрительному» участку кожи и регистрирует изображение, полученное в свете лазера. Интерпретация картинки происходит с помощью специальной программы. В итоге обследование на аппарате занимает не больше трех минут и позволяет выявить рак кожи на самых ранних стадиях.

Ученые получили одобрение Минздрава уже в 2001 году. Год спустя установили опытный образец в больнице им. Семашко, где прибор проработал семь лет. За это время было обследовано более 3 тыс. пациентов. 92% диагнозов, полученных с помощью DiaLaser, оказались верными. Пока шли испытания изобретения, Стаханов, Вельшер, Виноградов и Трушин оформили патенты в США, Германии, Великобритании и Канаде.

Новая версия

Когда в 2009 году опытный образец аппарата DiaLaser в больнице им. Семашко перестал работать ­— программное обеспечение устарело, многие детали уже нельзя было обновить. Тогда основатели проекта стали искать инвестиции для создания установки из более современных элементов, а затем вывода его на рынок. Один из фондов оказался готов поддержать стартап, но и ученые получили требование организовать компанию и прийти с уже готовым прототипом новой версии прибора. Команда ученых не имела возможности заниматься бизнесом. Коммерческую часть проекта согласились взять на себя два бизнес-ангела из компании «Алнико» (устанавливает платежные терминалы).

Инвесторы вложили в учрежденное в том же 2009 году ООО «Диалазер» 2,5 млн руб. В 2011 году компания получила субсидию в 5 млн руб. от департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы. На эти деньги был собран новый диагностический комплекс, названный DiaSkin, который обеспечил более высокую точность регистрации порфиринов и стабильную работу в более широком диапазоне температур. Новый опытный образец стартап снова установил в ЦКБ №2 им. Семашко.

Сейчас проект ищет инвестиции в размере 4 млн долл. (около 144, 2 млн руб.) среди российских и зарубежных биотехнологических фондов и частных инвесторов. Около 1,8 млн руб. необходимо для разработки промышленного дизайна для прибора. Почти в 9 млн руб. обойдется оборудование сборочного производства, и 1,6 млн руб. потребуется на закупку лицензий на специализированное ПО. Около 4,6 млн руб. будет ежегодно уходить на зарплаты сотрудникам. При этом стартап предполагает помимо существующих сегодня офиса, лаборатории и планирующегося производства организовать полноценный отдел маркетинга и продаж, а также сервисную службу для помощи в установке оборудования и обучению медицинского персонала.

Патентование новой версии прибора DiaLaser планирует в течение ближайших двух лет. Регистрация патента в России и за рубежом обойдется компании в 800 тыс. руб., не считая последующих платежей за обслуживание патента каждый год.

Цена диагностики

Себестоимость прибора, установленного в ЦКБ №2 им. Семашко, основатели проекта не раскрывают. В первые полгода после запуска производства основатели проекта планируют изготовить не менее 100 устройств. Поставлять установки в российские клиники DiaLaser планирует по стоимости 40 тыс. долл. (1,4 млн руб.), западным клиентам ­— по 50 тыс. долл. (1,8 млн руб.).

Сейчас стоимость одного обследования в ЦКБ №2 им. Семашко составляет 1,1 тыс. руб. При проведении шести исследований в день прибор окупается в течение года.

Стартап обещает инвестору начать продажи через полтора года после привлечения финансирования. За два квартала первого года продаж DiaLaser хочет выручить 2 млн долл. (72,6 млн руб.), за второй год продаж ­— 4,8 млн долл. (174,3 млн руб.).

Основатели компании надеются, что ей удастся оборудовать системой DiaSkin большинство кабинетов российских дерматологов и онкологов, а также косметические клиники. «Большинство специалистов определяют возможность развития рака «на глаз» и часто перестраховываются, удаляют родинку при малейшем подозрении на меланому», ­— рассказывает Михаил Стаханов. По подсчетам руководителей проекта, в России как минимум 12­—14 тыс. дерматологов и онкологов, которые будут заинтересованы в возможности поставить максимально точный диагноз. 

В глобальной перспективе DiaLaser хочет добиться от Минздрава включения своего продукта в программу обязательной диспансеризации. Пока в стандарт первичной медико-­санитарной помощи при злокачественных новообразованиях кожи (меланома, рак), утвержденный Минздравом в феврале 2013 года, методы фотодиагностики не входят. Злокачественные новообразования исследуются цитологическими методами, предполагающими исследование мазков­, отпечатков или соскоба с новообразования.

DiaLaser планирует наладить прямые продажи, а также распространение через дистрибьюторов медицинской техники. Стартап надеется, что изобретение будет востребовано и в Европе, США, Австралии и других странах с высокими показателями по раку кожи.

Маргарита Житкова, начальник лаборатории НИИ «Полюс» им. Стельмаха (специализируется на технологиях квантовой электроники, главным образом лазерах), считает, что для системы DiaLaser действительно характерно более высокое соотношение сигнал-шум (характеристика всех инженерных изобретений, соотношение между максимумом возможного значения сигнала и мощностью шума, искажающего значение сигнала). «Это обеспечивает прибору высокую чувствительность, ­— поясняет она. ­— DiaLaser может регистрировать флуоресценцию порфиринов, уже находящихся в крови и тканях пациента ­— даже в малых концентрациях. Это позволяет проводить обследование, не вводя пациенту вещества, которые бы искусственно повышали концентрацию порфиринов».

«Огромный минус данного аппарата ­— в субъективности исследования, в любом случае специалист должен оценивать изображение, ­— считают специалисты из ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Блохина» РАМН. ­— Единственным стандартом диагностики новообразований является гистологическое исследование. А в случае подозрения на опухоль достаточно собрать анамнез, чтобы понять, есть ли в ней быстроделящиеся клетки или нет. Кроме того, стоимость прибора в 2 млн руб. никак не сравнится со стоимостью простого, но очень эффективного в таких ситуациях прибора ­— дерматоскопа (10—40 тыс. руб.)».

Глобальные конкуренты

Лазерный метод диагностики рака кожи развивает также американская компания Caliber I.D. Она продает несколько версий установки VivaScope, которая все же требует нанесения препаратов на кожу, и к тому же лазер проникает в кожу лишь на 0,2 мм, в то время как DiaLaser может «заглянуть» в новообразование на 5 мм. VivaScope получила патенты в 78 странах, число установленных приборов в январе 2014 года превысило 450. Акции компании уже торгуются на NASDAQ. Рыночная капитализация компании в конце декабря 2013 года достигла 4,6 млн долл. Стоимость VivaScope 1500 (наиболее близкий аналог DiaLaser) ­— 250 тыс. долл.

Высокую глубину обследования и безмедикаментозное исследование обеспечивает разработка канадской компании Verisante Aura. Однако Verisante Aura ­— узкая «трубка», которую врач должен прикладывать к каждой точке новообразования на коже. Это повышает риск пропуска злокачественного участка, который впоследствии может разрастись. Тем не менее компания продает свои приборы в Европе, Австралии и Канаде. За три квартала 2013 года выручка компании составила более 850 тыс. долл. Verisante Aura также уже вышла на IPO, рыночная капитализация компании в начале марта ­— 16,75 млн долл. Один прибор Aura обходится клиникам в сумму от 30 тыс. до 60 тыс. долл.

Американская компания MelaFind еще в 1990-х разработала прибор, который умеет сопоставлять цвет новообразования на коже пациента с цветом опухолей на фото из собственной базы, используя алгоритмы компьютерного зрения. MelaFind также требует нанесения на кожу специального геля и использует диагностику контактным методом. Стоимость прибора ­— 7,5 тыс. долл., однако для каждой процедуры придется купить специальную карточку с чипом за 50 долл. Рыночная капитализация компании в начале марта, согласно информации на NASDAQ, прошла отметку 33,18 млн долл.

Как это работает

Новый метод основан на явлении флуоресценции ­— способности отдельных веществ в клетках светиться при облучении светом определенного спектра. В областях интенсивного деления клеток (а именно такими являются зараженные раком области) накапливаются особые пигменты ­— порфирины. Они и обладают способностью флуоресцировать. Ученые использовали уже открытый состав света, которым нужно облучить порфирины, чтобы увидеть их «свет», затем разработали конструкцию аппарата, который позволил бы, «фильтруя» спектры, сформировать на основе увиденного свечения порфиринов изображение участка кожи.

На такой картинке можно увидеть область концентрации порфиринов, совпадающую с областью роста тканей. Открытие совершили случайно: во время одного из экспериментов ученые случайно облучили лазером руку одного из исследователей ­— и получили «картинку» заживающего рубца, где области быстрого деления клеток светились сильнее других зон.

Юрий Кукушкин, аналитик венчурного фонда «Русбиовенчурс»:

В случае с раком кожи, действительно, нужно как можно раньше распознать злокачественную опухоль. Пока чаще всего этот факт устанавливает онколог, тщательно осматривая новообразование на коже и подробно расспрашивая пациента о поведении родинки или пигментного пятна. Конечно, любому доктору в такой ситуации хотелось бы иметь источник надежной информации о характере опухоли и быть уверенным, что ее нужно удалять или, наоборот, оставить. Приборы, использующие флуоресцентные методы, производят зарубежные компании, но в кабинетах российских дерматологов и онкологов я их практически не встречал. Если DiaLaser действительно точно идентифицирует рак и при этом стоит дешевле, технология будет востребована. Отмену приема фотосенсибилизаторов больным я бы не считал главным преимуществом проекта. В конце концов, если у пациента подозрения на меланому, он будет готов претерпеть любые неудобства ради точного ответа о своем заболевании.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: IT для здравоохранения, лазерная диагностика, онкология, меланома