количество статей
2668
Исследования

Эффективность антигистаминных препаратов второго поколения в терапии респираторных аллергических заболеваний

Ненашева Н.М.
ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования», кафедра клинической аллергологии
Адрес для переписки: Наталья Михайловна Ненашева, 1444031@gmail.com
"ЭФФЕКТИВНАЯ ФАРМАКОТЕРАПИЯ. Пульмонология и оториноларингология" №1 (10) | 2013
  • Аннотация
  • Статья
  • Ссылки
  • Английский вариант
  • Комментарии
Гистамин играет значительную роль в патогенезе аллергического ринита и бронхиальной астмы, поэтому применение антигистаминных препаратов 2-го поколения является стратегией первого выбора в фармакотерапии аллергического ринита. Эбастин – классический представитель 2-го поколения антигистаминных препаратов с высоким терапевтическим индексом.

Новая форма эбастина – лиофилизированная таблетка, которая рассасывается в полости рта без воды, – характеризуется быстрым наступлением эффекта, удобством и простотой применения, что повышает приверженность пациентов лечению.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: респираторные аллергические заболевания, антигистаминные препараты, аллергология, пульмонология
Гистамин играет значительную роль в патогенезе аллергического ринита и бронхиальной астмы, поэтому применение антигистаминных препаратов 2-го поколения является стратегией первого выбора в фармакотерапии аллергического ринита. Эбастин – классический представитель 2-го поколения антигистаминных препаратов с высоким терапевтическим индексом.

Новая форма эбастина – лиофилизированная таблетка, которая рассасывается в полости рта без воды, – характеризуется быстрым наступлением эффекта, удобством и простотой применения, что повышает приверженность пациентов лечению.
Рис. 1. Влияние аллергического ринита (АР) на различные аспекты жизни больных со среднетяжелым и тяжелым АР
Рис. 1. Влияние аллергического ринита (АР) на различные аспекты жизни больных со среднетяжелым и тяжелым АР
Рис. 2. Патогенез аллергического ринита
Рис. 2. Патогенез аллергического ринита
Рис. 3. Эффекты взаимодействия агониста (гистамин) и обратного агониста (антигистаминный препарат) с Н1-рецептором
Рис. 3. Эффекты взаимодействия агониста (гистамин) и обратного агониста (антигистаминный препарат) с Н1-рецептором
Рис. 4. Ступенчатая терапия аллергического ринита*
Рис. 4. Ступенчатая терапия аллергического ринита*
Рис. 5. Влияние эбастина на А: эозинофильное воспаление и Б: пиковую скорость выдоха у больных бронхиальной астмой (БА)*
Рис. 5. Влияние эбастина на А: эозинофильное воспаление и Б: пиковую скорость выдоха у больных бронхиальной астмой (БА)*
Таблица. Антигистаминные препараты 1-го и 2-го поколения (в скобках указано торговое название)
Таблица. Антигистаминные препараты 1-го и 2-го поколения (в скобках указано торговое название)

Введение

В настоящее время распространенность аллергических заболеваний приобрела характер пандемии. Только в Европе около 150 млн человек имеют тот или иной вид аллергии. Приблизительно 30% европейцев больны аллергическим ринитом (АР) и конъюнктивитом, 20% имеют бронхиальную астму (БА), 15% страдают кожными аллергическими заболеваниями [1]. При этом от 15 до 20% больных аллергическими заболеваниями имеют высокий риск тяжелых угрожающих жизни обострений. По данным Европейской академии аллергологии и клинической иммунологии (ЕААСI – European Academy of Allergy and Clinical Immunology), через 15–20 лет половина населения Европы будет страдать от того или иного вида аллергии. Существует несколько гипотез, объясняющих рост распространенности аллергических заболеваний: экологическая, гигиеническая, генетическая. Суть наиболее распространенной, гигиенической, гипотезы заключается в том, что контакт с бактериальными агентами, наблюдающийся в период новорожденности, предупреждает последующее развитие аллергии, так как бактериальные токсины индуцируют Тh1-иммунный ответ. Ранняя иммунизация, широкое применение антибиотиков, высокий социальный уровень населения развитых стран привели к сокращению инфекционных контактов у детей, тем самым создавая условия для девиации в сторону Тh2-иммунного ответа, который определяет развитие аллергических реакций.

Аллергический ринит и бронхиальная астма – наиболее часто встречающиеся респираторные аллергические заболевания. Между ними установлена тесная взаимосвязь. Аллергический ринит не относится к числу тяжелых заболеваний, однако он является причиной существенного снижения качества жизни больных, нарушения сна, ограничений в обучении и профессиональной деятельности. В исследовании, проведенном ассоциациями пациентов с аллергическими заболеваниями различных европейских стран, более половины больных персистирующим АР и около 40% пациентов с интермиттирующим АР отметили существенное снижение качества жизни вследствие АР (рис. 1) [2]. Медицинская составляющая проблемы АР обусловлена его тесной связью с такими заболеваниями, как астма, острый и хронический риносинусит, аллергический конъюнктивит, эксcудативный средний отит. Конъюнктивит развивается у 81% пациентов с аллергией на пыльцу и у 58% пациентов с аллергией на аллергены клещей домашней пыли [3]. Распространенность АР у больных со средним экссудативным отитом варьирует от 24 до 89%, особенно часто АР является предрасполагающим фактором развития острого и хронического среднего отита у детей [4].


Взаимосвязь аллергического ринита и бронхиальной астмы

На основании эпидемиологических и клинических наблюдений установлено существование тесной связи между АР и БА. Более 80% больных БА имеют АР, и 10–40% пациентов с АР страдают БА [5, 6]. Улучшение симптомов ринита сопровождается улучшением симптомов сопутствующей БА, и наоборот – ухудшение симптомов ринита ассоциировано с утяжелением и персистенцией астматических симптомов. Эта взаимосвязь обусловлена единством триггерных факторов АР и БА, особенно при атопической природе болезни. Повышенный риск развития БА отмечается у пациентов со среднетяжелыми – тяжелыми персистирующими симптомами ринита и синусита. Многие больные АР имеют повышенную бронхиальную реактивность, что свидетельствует о том, что наличие АР является фактором риска развития БА. Пациенты, страдающие АР, имеют в несколько раз выше риск заболеть БА по сравнению со здоровыми лицами, и, как правило, АР предшествует формированию БА (у 32–49% больных) [7].

Существующая взаимосвязь «нос – легкие» в большой мере обусловлена функциональной комплементарностью этих органов. Нос и легкие являются анатомически тесно связанными органами, а патофизиологические механизмы, обусловливающие связь между АР и БА, заключаются в существовании нервно-рефлекторного механизма (назо-бронхиальный рефлекс) и единого аллергического воспаления в слизистой оболочке носа и бронхов. При этом одни и те же клетки (Т-лимфоциты, эозинофилы, тучные клетки, базофилы, эндотелиальные клетки) и одни и те же медиаторы (гистамин, цистеиниловые лейкотриены, Тh2-цитокины, хемокины и адгезионные молекулы) формируют это воспаление в слизистой оболочке носа и бронхов. На рисунке 2 представлен упрощенный механизм развития АР, в котором показана роль основных клеток и медиаторов, обусловливающих клинические проявления АР. Таким образом, верхние и нижние дыхательные пути являются единым целым, вовлекающимся в воспалительный процесс, который может поддерживаться или усиливаться с помощью механизмов внутренних связей, существующих между верхними и нижними дыхательными путями.


Роль антигистаминных препаратов в терапии аллергического ринита и бронхиальной астмы

Результаты исследований in vitro и in vivo свидетельствуют о значимой роли гистамина в патогенезе АР и БА [8–10]. Уровень гистамина в жидкости бронхоальвеолярного лаважа у больных аллергической БА коррелирует с выраженностью бронхиальной обструкции и бронхиальной гиперреактивности (БГР) [9], а в исследовании in vitro показана значимо более высокая концентрация гистамина в тучных клетках легочной ткани, полученных от пациентов с БА, по сравнению со здоровыми лицами [10]. Уровень гистамина в назальном секрете больных АР коррелирует с выраженностью симптомов ринита в ответ на провокацию аллергеном амброзии [8]. Гистамин является основным медиатором, высвобождающимся из тучных клеток в результате специфического связывания аллергена с IgE-антителами на мембране этих клеток. Основные фармакологические эффекты гистамина проявляются повышением проницаемости сосудов, отеком, гиперсекрецией и спазмом гладкой мускулатуры. Известны четыре типа гистаминовых рецепторов – Н1, Н2, Н3, Н4, которые относятся к группе рецепторов, связанных с G-белком.

Основные воспалительные эффекты гистамина обусловлены его связыванием с Н1-рецепторами, расположенными на нервных клетках, гладкомышечных и эндотелиальных клетках, гепатоцитах, нейтрофилах, эозинофилах, моноцитах, дендритных клетках, Т- и В-лимфоцитах, в желудочно-кишечном тракте, центральной нервной системе и мочевом пузыре. Н1-рецепторы в центральной нервной системе определяют такие физиологические эффекты гистамина, как регуляция цикла «сон – бодрствование». Гистамин также влияет на когнитивные способности, болевой порог, чувство насыщения.

Среди препаратов для лечения аллергического ринита наиболее широко используются пероральные антигистаминные средства. В цитировавшемся выше исследовании, в котором изучали влияние АР на качество жизни больных, отмечено, что большинство пациентов (66%) применяют именно антигистаминные препараты для контроля симптомов АР [2]. Применение антагонистов Н1-гистаминовых рецепторов блокирует эффекты гистамина и облегчает или полностью купирует проявления АР. Существуют две группы антигистаминных препаратов: 1-го поколения (седативные) и 2-го поколения (неседативные) (таблица). Использование антигистаминных препаратов 1-го поколения ограничивается их побочными эффектами: выраженным седативным действием, холинергическим, адренергическим эффектами, коротким периодом действия, быстрым развитием тахифилаксии. Антигистаминные препараты 2-го поколения являются высокоселективными блокаторами Н1-гистаминовых рецепторов. Противогистаминное действие этих препаратов проявляется быстро (в течение 1–2 часов) и длится до 12–24 часов. Применяются такие препараты однократно или максимум 2 раза в сутки.

Антигистаминные препараты 2-го поколения характеризуются незначительным седативным действием, которое, как правило, не отличается от эффекта плацебо, они также не влияют на холинергические и адренергические рецепторы. Эти препараты высокоэффективны в отношении купирования таких симптомов АР, как чихание, зуд, ринорея, и менее эффективны в отношении устранения заложенности носа и восстановления носового дыхания. При приеме per os антигистаминные препараты 2-го поколения эффективно влияют на сопутствующие проявления аллергии: симптомы конъюнктивита, атопического дерматита или крапивницы, облегчают течение БА. В экспериментальных исследованиях было показано, что спектр фармакологической активности этих препаратов не ограничивается лишь связыванием с H1-гистаминовыми рецепторами, с которыми они взаимодействуют по принципу обратных агонистов, стабилизируя Н1-рецептор в неактивном состоянии [11]. Антигистаминные препараты подавляют высвобождение провоспалительных медиаторов (гистамина, лейкотриенов), снижают экспрессию адгезионных молекул (фактора межклеточной адгезии 1 (ICAM-1) и Р-селектина) и некоторых цитокинов (ИЛ-4, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-13, гранулоцит-макрофаг-колониестимулирующего фактора (ГМ-КСФ)). Все эти данные позволяют предполагать наличие у современных антигистаминных препаратов противовоспалительного эффекта, опосредованного даунрегуляцией, то есть снижением экспрессии транскрипционных факторов – ядерного фактора каппа B (NF-κB) и активирующего протеина 1 (АР-1), отвечающих за синтез провоспалительных цитокинов и адгезионных молекул [12] (рис. 3).

Согласно международным рекомендациям ARIA–2008 (Allergiс Rhinitis and its Impact on Asthma initiative – Инициатива «Аллергический ринит и его влияние на бронхиальную астму») [13], оральные и топические антигистаминные препараты 2-го поколения следует назначать на любой ступени терапии АР, что обусловлено их клинической эффективностью и хорошим профилем безопасности, а также противовоспалительной активностью, продемонстрированной некоторыми молекулами антигистаминных препаратов [14]. Опыт применения антигистаминных препаратов 2-го поколения при АР позволил определить основные требования к этой группе фармакологических средств: высокая клиническая эффективность в отношении симптомов интермиттирующего и персистирующего АР; способность подавлять глазные симптомы; эффективность у детей и пожилых лиц; отсутствие тахифилаксии при длительном применении; отсутствие нежелательных побочных эффектов; улучшение качества жизни больных.

Одним из препаратов, наиболее полно удовлетворяющих этим требованиям, является эбастин (торговое название – Кестин®). Эбастин – антигистаминный препарат 2-го поколения, назначаемый один раз в день и показанный для лечения АР, крапивницы и других аллергических заболеваний и состояний, обусловленных повышенным высвобождением гистамина. Основой эбастина является оксипиперидин, а фармакологически активен его метаболит каребастин. Эбастин быстро абсорбируется при применении per os, и прием пищи не влияет на его фармакокинетику. Максимальная концентрация препарата в крови после приема 10 мг достигается через 2,6–4 часа. Недавно появилась новая форма эбастина – быстрорастворимая таблетка (содержащая 20 мг препарата), которая рассасывается в полости рта без воды. Особенности этой лекарственной формы эбастина будут рассмотрены ниже.

Эритромицин и кетоконазол повышают концентрацию препарата в сыворотке крови, поэтому не следует назначать эти препараты совместно. 10 мг эбастина оказались столь же эффективны в отношении подавления кожной гистаминовой реакции, как и другие антигистаминные препараты 2-го поколения, включая лоратадин, цетиризин, фексофенадин и мизоластин [15]. Но эбастин разрешен к применению в дозе 20 мг, что закономерно обусловливает более высокую эффективность препарата в отношении подавления фармакологических эффектов гистамина при сохранении хорошего профиля безопасности. Помимо способности связываться с Н1-рецепторами было изучено влияние эбастина на другие медиаторы воспаления. Эбастин ингибирует анти-IgE-зависимое высвобождение простагландинов и лейкотриенов клетками назальных полипов, а также таких цитокинов, как ГМ-КСФ, фактор некроза опухоли (ФНО) и ИЛ-8 [16]. Эбастин также редуцирует высвобождение ГМ-КСФ в назальном секрете, уменьшает назальную эозинофилию, количество эозинофилов в крови и уровень эозинофильного катионного белка (eosinophil cationic protein, ЕСР) в плазме [16].

Влияние эбастина на воспаление в нижних дыхательных путях изучали T. Horiguchi и соавт. [17] в открытом исследовании, в которое было включено 23 больных астмой (13 – с атопической БА и 10 – с неатопической БА), получавших 10 мг эбастина в течение 4 недель. Исследовали уровень сывороточного ЕСР, эозинофилы крови, а также функциональные параметры – пиковую скорость выдоха (ПСВ) и степень БГР до начала и после окончания исследования. В результате лечения эбастином у пациентов с атопической БА было отмечено значимое снижение уровня ЕСР (с 25 ± 3 до 16,3 ± 2,4 мг/л, р  < 0,0014) и числа эозинофилов в периферической крови (с 468,2 ± 44,4 до 417,3 ± 47,8 мм3, р  < 0,0253) (рис. 5а). ПСВ значительно повысилась у больных атопической БА (с 410,9 ± 16,1 до 440 ± 19,1 л/мин, р < 0,0189) (рис. 5б). У пациентов с неатопической БА эти изменения были незначительными. Не было отмечено влияния эбастина на степень БГР. В этом небольшом пилотном исследовании была показана способность эбастина в некоторой степени редуцировать эозинофильное воспаление в нижних дыхательных путях у больных БА, особенно при атопической БА, что нашло отражение в увеличении функции дыхания.

Антигистаминные препараты эффективны в лечении АР, однако их польза при БА дискутабельна. Недавний обзор эффективности антигистаминных препаратов 2-го поколения у больных АР и сопутствующей БА, включивший 14 клинических исследований, показал позитивное влияние неседативных антигистаминных препаратов на симптомы БА и качество жизни больных [18]. Тем не менее в настоящее время антигистаминные препараты не рекомендуются международными руководствами для лечения БА, и ни один препарат из этой группы не имеет таких показаний. Вместе с тем неседативные антигистаминные препараты являются неотъемлемой частью комбинированной терапии ринита и астмы, и возможность использования Н1-антагонистов 2-го поколения при БА продолжает изучаться. Это обусловлено очевидной ролью гистамина в развитии воспаления и респираторных нарушений при БА. Кроме того, антигистаминные препараты 2-го поколения не обладают фармакологическими эффектами, ограничивающими их применение при сопутствующей БА, они не вызывают сухости слизистых оболочек и ухудшения отхождения вязкой мокроты.

Напротив, как уже упоминалось выше, спектр их фармакологической активности не ограничивается лишь связыванием с H1-гистаминовыми рецепторами, они подавляют высвобождение провоспалительных медиаторов, экспрессию адгезионных молекул и некоторых цитокинов, что может влиять на воспаление в нижних дыхательных путях при БА. Хорошо известно негативное влияние неконтролируемого АР на течение БА, поэтому закономерно, что улучшение симптомов АР с помощью антигистаминных препаратов 2-го поколения будет сопровождаться улучшением астматических проявлений. Эффективность эбастина при АР доказана многочисленными рандомизированными плацебоконтролируемыми исследованиями у подростков и взрослых, причем в дозе 20 мг эбастин оказался значимо эффективнее 10 мг лоратадина в отношении контроля всех симптомов сезонного АР [19]. Большинство пациентов с круглогодичным АР оценили эффект эбастина как «хороший» или «очень хороший» [20–22]. Лечение эбастином персистирующего АР значимо улучшило симптомы и назальную проходимость, оцениваемую с помощью риноманометрии [23].


Эбастин – быстрорастворимая таблетка

Эта форма эбастина с самым быстрым началом действия среди антигистаминных средств 2-го поколения была создана путем лиофилизации. Фармакокинетическая биоэквивалентность между обычной таблетированной формой эбастина и лиофилизированной формой была продемонстрирована на здоровых добровольцах, у которых диапазон эквивалентности составил 0,8–1,25 [24]. Лиофилизированная таблетка эбастина быстро растворяется в ротовой полости и не требует дополнительного употребления воды. Данная форма была создана для удобства пациентов и повышения приверженности лечению, что было продемонстрировано в трех клинических исследованиях [25–27]. В исследовании, включившем 420 пациентов с АР (70% – с интермиттирующим АР и 24% – с персистирующим АР) из Германии, Италии и Мексики, оценили предпочтения пациентов в отношении разных форм эбастина [25]. По мнению пациентов, лиофилизированные таблетки были лучше обычных по вкусовым ощущениям и текстуре. В целом 83% больных предпочли лиофилизированные таблетки обычным таблеткам эбастина.

В другом исследовании 100 пациентов с АР попросили оценить время наступления эффекта лиофилизированной таблетки эбастина по сравнению с другими ранее принимавшимися антигистаминными препаратами [26]. 85% больных оценили наступление действия лиофилизированного эбастина как «быстрое» или «очень быстрое», и 77% пациентов отметили, что эффект данной формы эбастина наступает быстрее, чем других антигистаминных препаратов, принимавшихся ими ранее. 96% больных были «удовлетворены» или «очень удовлетворены» лечением лиофилизированным эбастином, 98% хотели бы лечиться этой формой препарата снова. По мнению пациентов, лиофилизированная форма эбастина была значительно лучше (р < 0,001), чем обычные таблетки. В третьем международном многоцентровом обсервационном исследовании оценивали удовлетворенность пациентов лечением лиофилизированными таблетками эбастина с помощью специального вопросника для оценки удовлетворенности лечением [27].

В исследование включили 461 пациента с интермиттирующим или персистирующим АР, которые получали лиофилизированные таблетки эбастина 20 мг в предыдущие два месяца. Общая оценка эффективности, побочных эффектов, удобства применения и общего удовлетворения лечением была высокой для лиофилизированной таблетки эбастина. 79% больных отметили «быстрое» или «очень быстрое» наступление эффекта. 95% пациентов наблюдали «хорошую» или «очень хорошую» переносимость препарата. Существенное улучшение всех симптомов АР наблюдалось у всех пациентов. По сравнению с принимавшимися ранее антигистаминными препаратами 81% больных отметили более выраженную эффективность, 73% – лучшую переносимость, 79% – более быстрый эффект, 94% – более удобную форму лиофилизированной таблетки эбастина. Таким образом, лиофилизированные таблетки эбастина (20 мг) характеризуются быстрым наступлением эффекта, удобством и простотой применения, что повышает приверженность пациентов лечению. Эта форма препарата может быть особенно предпочтительна у больных, испытывающих трудности с глотанием, а также у пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: респираторные аллергические заболевания, антигистаминные препараты, аллергология, пульмонология

1. EAACI: European Declaration on Immunotherapy, 2011.
2. Valovirta E., Myrseth S.E., Palkonen S. The voice of the patients: allergic rhinitis is not a trivial disease // Curr. Opin. Allergy Clin. Immunol. 2008. Vol. 8. № 1. P. 1–9.
3. Canonica G.W., Bousquet J., Mullol J. et al. A survey of the burden of allergic rhinitis in Europe // Allergy. 2007. Vol. 62. Suppl. 85. P. 17–25.
4. Lack G., Caulfield H., Penagos M. The link between otitis media with effusion and allergy: a potential role for intranasal corticosteroids // Pediatr. Allergy Immunol. 2011. Vol. 22. № 3. P. 258–266.
5. Bousquet J., Vignola A.M., Demoly P. Links between rhinitis and asthma // Allergy. 2003. Vol. 58. № 8. P. 691–706.
6. Leynaert B., Neukirch C., Kony S. et al. Association between asthma and rhinitis according to atopic sensitization in a population-based study // J. Allergy Clin. Immunol. 2004. Vol. 113. № 1. P. 86–93.
7. Shaaban R., Zureik M., Soussan D. et al. Rhinitis and onset of asthma: a longitudinal population-based study // Lancet. 2008. Vol. 372. № 9643. P. 1049–1057.
8. Georgitis J.W., Stone B.D., Gottschlich G. Inflammatory cells and mediator release during ragweed challenge: correlation between histamine content in nasal secretions and appearance of inflammatory cells // Ann. Allergy. 1992. Vol. 68. № 5. P. 413–418.
9. Jarjour N.N., Calhoun W.J., Schwartz L.B. et al. Elevated bronchoalveolar lavage fluid histamine levels in allergic asthmatics are associated with increased airway obstruction // Am. Rev. Respir. Dis. 1991. Vol. 144. № 1. P. 83–87.
10. Casolaro V., Galeone D., Giacummo A. et al. Human basophil/mast cell releasability. V. Functional comparisons of cells obtained from peripheral blood, lung parenchyma, and bronchoalveolar lavage in asthmatics // Am. Rev. Respir. Dis. 1989. Vol. 139. № 6. P. 1375–1382.
11. Leurs R., Church M.K., Taglialatela M. H1-antihistamines: inverse agonism, anti-inflammatory actions and cardiac effects // Clin. Exp. Allergy. 2002. Vol. 32. № 4. P. 489–498.
12. Holden N.S., Gong W., King E.M. et al. Potentiation of NF-kappaB-dependent transcription and inflammatory mediator release by histamine in human airway epithelial cells // Br. J. Pharmacol. 2007. Vol. 152. № 6. P. 891–902.
13. Bousquet J., Khaltaev N., Cruz A.A. et al. Allergic Rhinitis and its Impact on Asthma (ARIA) 2008 update (in collaboration with the World Health Organization, GA(2)LEN and AllerGen) // Allergy. 2008. Vol. 63. Suppl. 86. P. 8–160.
14. Simons F.E. Advances in H1-antihistamines // N. Engl. J. Med. 2004. Vol. 351. № 21. P. 2203–2217.
15. Sastre J. Ebastine in allergic rhinitis and chronic idiopathic urticaria // Allergy. 2008. Vol. 63. Suppl. 89. P. 1–20.
16. Campbell A., Michel F.B., Bremard-Oury C. et al. Overview of allergic mechanisms. Ebastine has more than an antihistamine effect // Drugs. 1996. Vol. 52. Suppl. 1. P. 15–19.
17. Horiguchi T., Tachikawa S., Kasahara J. et al. Effect of ebastine on serum eosinophil cationic protein levels in patients with bronchial asthma // Clin. Drug Invest. 1999. Vol. 17. № 6. P. 435–440.
18. Bachert C., Maspero J. Efficacy of second-generation antihistamines in patients with allergic rhinitis and comorbid asthma // J. Asthma. 2011. Vol. 48. № 9. P. 965–973.
19. Ratner P., Falqués M., Chuecos F. et al. Meta-analysis of the efficacy of ebastine 20 mg compared to loratadine 10 mg and placebo in the symptomatic treatment of seasonal allergic rhinitis // Int. Arch. Allergy Immunol. 2005. Vol. 138. № 4. P. 312–318.
20. Bousquet J., Gaudaño E.M., Palma Carlos A.G. et al. A 12-week, placebo-controlled study of the efficacy and safety of ebastine, 10 and 20 mg once daily, in the treatment of perennial allergic rhinitis. Multicentre Study Group // Allergy. 1999. Vol. 54. № 6. P. 562–568.
21. Picado Vallés C., Cadahia García A., Cisteró Bahima A. et al. Ebastine in perennial allergic rhinitis // Ann. Allergy. 1991. Vol. 67. № 6. P. 615–618.
22. Murris-Espin M., Melac M., Charpentier J.C. et al. Comparison of efficacy and safety of cetirizine and ebastine in patients with perennial allergic rhinitis // Ann. Allergy Asthma Immunol. 1998. Vol. 80. № 5. P. 399–403.
23. Ciprandi G., Cirillo I., Mora F. et al. Ebastine improves nasal symptoms and airflow and affects response to decongestion test in patients with persistent allergic rhinitis: a pilot study // Allergy Asthma Proc. 2007. Vol. 28. № 5. P. 578–581.
24. Salvà M., Carreño B., Pintos M. et al. Phase I, single dose, open-label, randomized, cross-over bio-equivalence studies of ebastine 10 mg and 20 mg fast-dissolving tablets in healthy male volunteers // J. Invest. Allergol. Clin. Immunol. 2004. Vol. 14. P. S5–S9.
25. Roger A., Fortea J., Mora S. et al. Patient assessment of onset of action and overall satisfaction with ebastine fast-dissolving tablets in allergic rhinitis // Expert Rev. Pharmacoecon. Outcomes Res. 2008. Vol. 8. № 4. P. 337–342.
26. Roger A., Fortea J., Mora S. et al. Ebasstine fast-dissolving tablets versus regular tablets: Acceptability and preference in patients with allergic rhinitis // Expert Rev. Clin. Pharmacol. 2008. Vol. 1. P. 381–389.
27. Roger A., Fortea J., Plazas M.J. et al. Assessment of patient satisfaction with ebastine fast-dissolving tablets in patients suffering from allergic rhinitis // Therapy. 2009. Vol. 6. P. 407–415.
Efficacy of second generation antihistamines in respiratory allergic diseases

N.M. Nenasheva

State Budget Educational Institution for Supplementary Professional Education ‘Russian Medical Academy for PostGraduation Education’, Department of Clinical Immunology

Contact person: Natalya Mikhaylovna Nenasheva, 1444031@gmail.com

Histamine plays an important role in pathogenesis of allergic rhinitis and asthma; therefore, second generation antihistamines are regarded as drugs of choice for treatment of allergic rhinitis. Ebastine is a typical second generation antihistamine with wide therapeutic index. The new lyophilized orally disintegrating tablets of ebastine are characterized by fast onset of effects, simple and comfortable usage which promotes high patients’ compliance.

Key words: allergic rhinitis, asthma, second generation antihistamines, ebastine, lyophilized ebastine

Войдите в систему
Пароль
Запомнить меня на этом компьютере
Забыли пароль?

ИНСТРУМЕНТЫ
PDF
Сохранить
комментарий
Письмо
Добавить в избранное
Аудио
Видео