количество статей
2709
Теория

Туберкулез и ВИЧ-инфекция у мигрантов в РФ

к.э.н. Полетаев Дмитрий Вячеславович
к.г.н. Флоринская Юлия Фридриховна
  • Аннотация
  • Статья
  • Ссылки
  • Комментарии
В нескольких городах РФ, Казахстане, Таджикистане и Киргизии было проведено исследование, в котором оценивалась осведомленности трудовых мигрантов из Средней Азии о туберкулезе и ВИЧ (СПИД), а также изучались возможности улучшения профилактики этих социальных болезней.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: туберкулез, ВИЧ, СПИД
В нескольких городах РФ, Казахстане, Таджикистане и Киргизии было проведено исследование, в котором оценивалась осведомленности трудовых мигрантов из Средней Азии о туберкулезе и ВИЧ (СПИД), а также изучались возможности улучшения профилактики этих социальных болезней.
Рисунок 4.1 Зарегистрировано больных с диагнозом «активный ТБ» , установленным впервые в жизни, тыс. чел и численность заболевших с диагнозом «активный ТБ» на 100 тыс. населения
Рисунок 4.1 Зарегистрировано больных с диагнозом «активный ТБ» , установленным впервые в жизни, тыс. чел и численность заболевших с диагнозом «активный ТБ» на 100 тыс. населения
Рисунок 4.2 Знание мигрантов о ТБ в целом по всем опрошенным (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Рисунок 4.2 Знание мигрантов о ТБ в целом по всем опрошенным (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Рисунок 4.3 Знание о ТБ по странам постоянного проживания (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Рисунок 4.3 Знание о ТБ по странам постоянного проживания (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Таблица 4.1 Знание мигрантов о ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Таблица 4.1 Знание мигрантов о ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Рисунок 4.4 Мнение респондентов о том, излечим ли ТБ, в распределении по странам постоянного проживания, %
Рисунок 4.4 Мнение респондентов о том, излечим ли ТБ, в распределении по странам постоянного проживания, %
Рисунок 4.5 Мнение респондентов о том, можно ли прервать курс лечения ТБ, в распределении по странам постоянного проживания, %
Рисунок 4.5 Мнение респондентов о том, можно ли прервать курс лечения ТБ, в распределении по странам постоянного проживания, %
Таблица 4.2 Мнение респондентов о том, излечим ли ТБ, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.2 Мнение респондентов о том, излечим ли ТБ, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.3 Мнение респондентов о том, можно ли прервать курс лечения ТБ, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.3 Мнение респондентов о том, можно ли прервать курс лечения ТБ, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Рисунок 4.6 Мнение респондентов о том, как передаётся ТБ, в распределении по странам постоянного проживания, %
Рисунок 4.6 Мнение респондентов о том, как передаётся ТБ, в распределении по странам постоянного проживания, %
Рисунок 4.7 Обеспокоенность возможностью заражения ТБ в распределении по странам постоянного проживания, %
Рисунок 4.7 Обеспокоенность возможностью заражения ТБ в распределении по странам постоянного проживания, %
Таблица 4.4 Мнение респондентов о том, как передаётся ТБ, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.4 Мнение респондентов о том, как передаётся ТБ, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.5 Обеспокоенность возможностью заражения ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.5 Обеспокоенность возможностью заражения ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Рисунок 4.8 Распределение по авторитетности сторон для консультаций респондентов при возможном заболевании ТБ (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Рисунок 4.8 Распределение по авторитетности сторон для консультаций респондентов при возможном заболевании ТБ (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа), %
Рисунок 4.9 Распределение по авторитетности сторон для консультаций респондентов при возможном заболевании ТБ в распределении по странам постоянного проживания (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа , %
Рисунок 4.9 Распределение по авторитетности сторон для консультаций респондентов при возможном заболевании ТБ в распределении по странам постоянного проживания (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа , %
Таблица 4.6 Распределение по авторитетности сторон для консультаций респондентов при возможном заболевании ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов (респонденты мог
Таблица 4.6 Распределение по авторитетности сторон для консультаций респондентов при возможном заболевании ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов (респонденты мог
Рисунок 4.10 Знание респондентов о местах лечения в случае заражения ТБ, %
Рисунок 4.10 Знание респондентов о местах лечения в случае заражения ТБ, %
Рисунок 4.11 Почему заражённые ТБ не обращаются за помощью, %
Рисунок 4.11 Почему заражённые ТБ не обращаются за помощью, %
Таблица 4.7 Знание респондентов о местах лечения в случае заражения ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.7 Знание респондентов о местах лечения в случае заражения ТБ в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.8 Причина, по которой заражённые ТБ не обращаются за помощью, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %
Таблица 4.8 Причина, по которой заражённые ТБ не обращаются за помощью, в целом по всем опрошенным, в распределении по странам нахождения на момент опроса и среди прошедших обучение в России мигрантов, %

Цель  исследования – оценка осведомленности трудовых мигрантов из Средней Азии о туберкулезе (ТБ) и ВИЧ, а также оценка возможностей для улучшения профилактики этих социальных медицинских проблем.

Задачи исследования:

  1. Выявить социально-демографические характеристики трудовых мигрантов в России и Казахстане и лиц, имеющих опыт трудовой миграции в Таджикистане и Киргизии.
  2. Оценить специфику жизни и работы трудовых мигрантов в России и Казахстане, их миграционный опыт и состояние здоровья.
  3. Выявить осведомлённость трудовых мигрантов о ТБ и ВИЧ, распространённость этих заболеваний среди мигрантов и практику их лечения.
  4. Разработать рекомендации по улучшению мер профилактики ТБ и ВИЧ среди трудовых мигрантов из Средней Азии.

1. Методология исследования 

Исследование одновременно проводилось в России ( Москва, Волгоград, Тамбов, Оренбург), Казахстане, Таджикистане и Киргизии с 1 апреля по 30 ноября 2014 г.

Был применён метод анкетного опроса для сбора первичных данных. Размер выборки составил 1750 респондентов (400 в Киргизии, 400 в Таджикистане, 400 в Казахстане, 650 в России, в том числе 100 – повторно, после обучения на курсах) от 18-60 лет, имеющих опыт миграции, которые были опрошены по трём типам анкет. В одной точке опроса запрещалось опрашивать более 3 человек.

Полный текст исследования

4. Туберкулёз: осведомлённость, распространённость, лечение

Заболеваемость ТБ в России ежегодно снижается начиная с 2009 г (рисунок 4.1). Летальность от всех причин больных ТБ, состоявших на учёте, составляет 11,8% (2009 г.) – 11,6% (2012 г.), а клиническое излечение от ТБ в последние годы медленно увеличивается: с 32,6% (2009 г.) до 34,9% (2012 г.). В результате снижения заболеваемости и роста показателя излечения показатель распространённости ТБ уменьшается.

По прогнозам специалистов, влияние ВИЧ-инфекции на эпидемический процесс при ТБ будет увеличиваться. К 2020 г. среди впервые зарегистрированных больных ТБ ВИЧ-инфекцию могут иметь до 30% больных в целом по России, а в отдельных субъектах РФ – до 40-50%. По сравнению со средними показателями по России заболеваемость ТБ больных ВИЧ-инфекцией среди постоянного населения, взятого на учёт в 2012 г., в 35 раз больше, показатель распространённости ТБ больше в 32 раза, показатель смертности от ТБ больше в 28 раз. Уровень заболеваемости больных ВИЧ-инфекцией напрямую связан с уровнем распространения ТБ в регионе.

В этой связи видится важным вести скоординированную борьбу с ТБ и ВИЧ, так как эти две болезни нередко сочетаются и требуют совместного лечения.

В целом знание о ТБ нельзя оценить как всеобщее: около четверти опрошенных по всей выборке ничего не знают об этом заболевании (26%; рисунок 4.2). Самым важным источником информации о ТБ для мигрантов являются ТВ, СМИ и Интернет ( для 47% всех опрошенных), далее следуют такие источники информации, как врачи (31%), специальные памятки (31%), знакомые и родственники (24%). Среди других источников (9%) - институты, университеты, колледжи, лицеи, школы, аутрич-работники, отделения Красного Креста и Красного полумесяца, от которых респонденты в различных формах получали информацию о ТБ; также они знают о нём из личного опыта: болели ТБ их родственники, знакомые, сами респонденты, или они по работе сталкивались с информацией об этом заболевании ( например, среди опрошенных был водитель передвижного флюорографического пункта).

Наименее осведомлёнными о ТБ оказались узбекистанцы (43% из них ничего не знают о ТБ; рисунок 4.3), а наиболее информированными – киргизстанцы (10% не знают о ТБ), при этом таджикистанцы занимают место, наиболее близкое к среднему показателю незнания по всей выборке (26%).

Значимость источников информации различается в зависимости от страны постоянного проживания респондентов. Так, для респондентов из Таджикистана СМИ, ТВ и Интернет – более значимые источники информации, чем в среднем по всей выборке (55%; рисунок 4.3), а для респондентов из Киргизии – менее значимые, чем в среднем по всей выборке (40%).

Можно также отметить, что распространение знания о ТБ через врачей значимее всего для таджикистанцев (44%; рисунок 4.3), для узбекистанцев этот источник информации в два раза менее значим (20%), для примерно трети опрошенных киргизстанцев (30%) он был значимым.

Специальные памятки с информацией о ТБ как источник информации реже всего упоминались узбекистанцами (21%), а для таджикистанцев (35%) и киргизстанцев (36%) это более значимые источники информации о ТБ.

Неудивительно, что информация от знакомых и родственников для узбекистанцев – маловажный источник информации о ТБ (значима для 10%), так как в целом знание о ТБ, как показало исследование, в этой стране невысокое. Для таджикистанцев (34%) и киргизстанцев (30%) это более значимые источники информации.

Интересно, что для готовящихся выехать в миграцию специальные памятки (41%; таблица 4.1) и информация от врачей (43%) являются основными источниками информации о ТБ, помимо ТВ, СМИ и Интернета (53%), тогда как для уже находящихся в России и Казахстане эти источники не являются основными ( в России 15% назвали источником памятки и 17% - врачей, в Казахстане - 25 и 23%, в Казахстане опрашивались только мигранты из Узбекистана). В России СМИ, ТВ и Интернет, сохраняя свою важность как источника, теряют популярность в количественном измерении (33% отметили как источник). При рассмотрении тех, кто прошёл обучение в специальных центрах Тамбова и Оренбурга, и всех опрошенных респондентов, не проходивших обучение, мы видим, что знание о ТБ среди обучившихся составляет 100%, тогда как в целом около четверти опрошенных признают, что ничего о нём не знают. Среди тех, кто готовится к миграции, незнание составляет около 13%, а среди узбекистанцев в Казахстане знание о ТБ очень низкое: почти половина (44%) из них ничего не знают о ТБ. Среди опрошенных в России респондентов неосведомлённых о ТБ около трети (34%).

Среди тех, кто ответил, что обладает какими-то знаниями о ТБ ( ничего не знающие не отвечали), уровень знания о излечимости ТБ в среднем по всем опрошенным не превышает 73% (рисунок 4.4). При этом узбекистанцы хуже остальных осведомлены о излечимости этой болезни: 4% заявили о полной, по их мнению, неизлечимости ТБ, а 36% затруднились сказать что-то определённое. Киргизстанцы на втором месте по уровню знания (6 и 21% соответственно сказали, что ТБ неизлечим, или не осведомлены об этом), а таджикистанцы лучше остальных знают об излечимости этой болезни (82% знают, 16% не осведомлены, 2% думают, что ТБ вылечить нельзя).

О том, что курс лечения ТБ нельзя прерывать, в целом знают чуть более половины тех, кто считает, что что-то знает о ТБ. К сожалению, среди узбекистанцев такая осведомлённость низкая: двое из трёх считающих себя осведомлёнными о том, что такое ТБ, этого не знают (69% затруднились ответить, а 2% сказали, что лечение можно прервать; рисунок 4.5). Среди таджикистанцев и киргизстанцев знание о важности непрерывности лечения выше: 68% таджикистанцев и 65% киризстанцев знают об этом. 

Исследование показало, что среди готовящихся выехать в миграцию уровень знания о излечимости ТБ выше (83%; таблица 4.2), чем среди тех узбекистанцев, которых опросили в Казахстане (62%) и мигрантов, уже работающих в России (73%). Необходимо отметить, что обучение мигрантов не привело к поголовному знанию о том, что ТБ излечим: 4% из прошедших обучение мигрантов затруднились ответить на вопрос о излечимости ТБ, а 1% сказали, что это неизлечимое заболевание.

Вопрос о возможности прерывания лечения ТБ был самым сложным для респондентов. Так, среди всех опрошенных до обучения знание о том, что нельзя прерывать назначенный врачом курс лечения ТБ, показали немногим более половины респондентов (54%; таблица 4.3). После обучения средняя величина знания поднялась до 65%, но не стала 100%-ной (31% прошедших обучение затруднись ответить, а 4% сказали, что курс лечения можно прервать).

В то же время уровень знания о том, что прерывать курс лечения нельзя, достигал 74% среди тех, кто собирался в миграцию (таджикистанцы и киргизстанцы), и 23% среди узбекистанцев, находившихся в процессе миграции в Казахстане. Среди мигрантов в России уровень осведомлённости составил 41%.

По-видимому, курсы обучения для мигрантов стоит модернизировать, сделав особенный упор на тезисы, что ТБ излечим при обнаружении на ранних стадиях и перерывать курс лечения нельзя.

В целом респонденты, которые заявили, что что-то знают о ТБ, хорошо осведомлены о рисках заражения им (82% дали правильный ответ; рисунок 4.6; таблица 4.5). Наибольшую осведомленность проявили респонденты-узбекистанцы (90%). Немного хуже знают об опасностях заражения киргизстанцы (80%) и таджикистанцы (79%). Обучение мигрантов вывело знание о рисках заражения ТБ к 100% (таблица 4.4).

Исследование показало, что мигранты, находящиеся в России, хуже осведомлены о рисках заражением ТБ: только 70% из опрошенных в России дали правильный ответ, в то время как в целом по выборке эта цифра составляет 82%, так же как и среди готовящихся выехать в миграцию (тоже 82%).

Мигранты, как правило, не задумываются о том, что они могут заразиться ТБ. В среднем по выборке 60% заявили об этом (рисунок 4.7). Наименее осведомлены мигранты из Узбекистана, среди которых не задумывались о возможности заражения ТБ 80%, а 6% отметили, что это им не угрожает. Наиболее осторожными можно назвать мигрантов из Киргизии, 18% из которых обеспокоены возможностью заражения ТБ, а 34% задумывались об этом. Среди мигрантов из Таджикистана уровень обеспокоенности заражением ТБ близок к среднему по выборке: 62% не задумывались о возможностях заражения ТБ, 18% считают, что это им не угрожает.

Опрошенные в России после обучения респонденты показали резкий рост обеспокоенности возможности заражения ТБ: 2% из них очень обеспокоенны этим, 88% задумываются о рисках заражения, в то время как по всей выборке цифра серьезно обеспокоенных возможностью заражения ТБ составляет 6%, а задумывающихся об этом только 21%. Среди мигрантов, находящихся в России, уровень обеспокоенности составляет 27%, а среди узбекистанцев, опрошенных в Казахстане, - 1%. Среди всех готовящихся выехать в миграцию общая обеспокоенность находится на уровне 38%.

В целом по всей выборке наиболее авторитетной стороной для консультации при предполагаемом заболевании ТБ являются доктора. Об этом заявили 84% опрошенных (рисунок 4.8). Около половины опрошенных при подозрении на ТБ посоветуются с членами семьи, 10% - с близкими друзьями. В целом авторитет докторов примерно одинаков среди таджикистанцев (89%; рисунок 4.9), узбекистанцев (83%) и киргизстанцев (79%). Почти никто из опрошенных не собирается при подозрении на заболевание ТБ советоваться с работодателем (0,7%; рисунок 4.8), но также не намерены об умалчивать вообще (только 1,4% не собираются ни с кем советоваться).

Интересно, что после обучения среди мигрантов растет желание посоветоваться в случае подозрения на заболевание ТБ с членами семьи (67%; таблица 4.6), в то время как в среднем по всей выборке среди не прошедших специальное обучение таких примерно половина. Также после обучения у мигрантов растет уровень доверия к близким друзьям (32% будут советоваться с ними о возможном заболевании ТБ в отличие от 10% по всей выборке).

Среди готовящихся выехать в миграцию уровень доверия к докторам очень высокий: 90% будут советоваться с ними. Среди мигрантов, работающих в России, с докторами будут советоваться 66%, а среди узбекистанцев, работающих в Казахстане - 92%.

Только около половины опрошенных мигрантов (47%; рисунок 4.10) знают о конкретных местах лечения ТБ в случае заражения им. Узбекистанцы показывают результат, который вызывает беспокойство: только 20% тех из них, кто что-то знают о ТБ, знают конкретное местонахождение медицинского учреждения, в которое нужно обратиться при заражении ТБ. Среди киргизстанцев осведомленных в 3 раза больше (67%), а среди таджикистанцев - 57%. Среди мигрантов, работающих в России, только 11% знают конкретное месторасположение медицинского учреждения, в которое нужно обратиться в случае заражения ТБ. Среди готовящихся выехать в миграцию таких 79%, в основном это таджикистанцы и киргизстанцы (таблица 4.7).

Обучение в России резко повышает уровень знания о месторасположении медицинского учреждения, куда нужно обратиться в случае заражения ТБ: 96% обучавшихся знают это.

Почему же зараженные ТБ не обращаются за помощью? Опрошенные мигранты выделяют несколько основных причин: отсутствие денег на лечение (35%; рисунок 4.11), отсутствие информации о том, куда обратиться (32%), боязнь, что близкие перестанут общаться с больным (30%), боязнь потерять работу (21%), боязнь депортации из страны въезда (16%), неверие в то, что можно вылечится (11%), плохое обращение медперсонала в медучреждениях (9%), 33% затруднились ответить на этот вопрос. Интересно, что боязнь близких, которые перестанут общаться с зараженным, выше всего среди киргизстанцев: 53% из них заявили об этом ( таблица 4.8). Вторая причина среди киргизстанцев – отсутствие информации о том, куда можно обратиться (40%). Следующая причина – отсутствие денег на лечение (37%). О боязни потерять работу сказали 33%. Самая весомая причина для таджикистанцев – отсутствие денег на лечение (62%). 49% таджикистанцев говорят об отсутствии информации, а 35% - о боязни прекращения общения с близкими. 70% узбекистанцев затруднились ответить на этот вопрос, а наиболее популярными среди ответивших были боязнь потери работы и депортации (по 20%).

Мигранты, прошедшие обучение, серьезно меняют свой взгляд на то, почему люди не обращаются за лечением: 83% считают, что они боятся потерять работу, 82% считают, что боятся депортации, 69% считают важной причиной отсутствие информации.

В целом по выборке главными причинами являются отсутствие денег на лечение (35%), отсутствие информации (32%), боязнь прекращения общения с близкими (30%).

Среди всех опрошенных флюорографию в текущем году делали 22% (рисунок 4.12; таблица 4.9), в прошлом году - 24%, более года назад – 44%. Около 10% никогда не делали флюорографию.

Слабым можно назвать охват всех узбекистанцев флюорографией: 17% из них никогда её не делали. Среди киргизстанцев таких 10%, а среди таджикистанцев - 4%.

Обучение благотворно сказывается на числе прошедших флюорографию: число тех, кто никогда её не делал, сводится к нулю, а число прошедших флюорографию в текущем году - 54% в отличие от 22% среди всех, не прошедших обучение.

Среди готовящихся выехать в миграцию недавно проходивших флюорографию в среднем столько же, сколько и среди всех опрошенных. Так, в текущем году среди тех, кто готовится выехать в миграцию, прошли флюорографию 21% (среди находящихся в России мигрантов - 35%, а среди находящихся в Казахстане узбекистанцев - 12%), в прошлом году соответственно - 25% (в России - 31%, в Казахстане - 10%), более года назад - 47% (в России - 29%, в Казахстане - 56%).

К сожалению, не все респонденты помнят результаты пройденной ими флюорографии. В среднем 13% их не помнят ( рисунок 4.13; таблица 4.10). Среди мигрантов, находящихся в России, 22% не помнят результата своей флюорографии, среди готовящихся выехать в миграцию таких 11%, а среди узбекистанцев в Казахстане - 6%.

Среди опрошенных у 10% есть родственники или знакомые на родине, заразившиеся ТБ, а у 2% - родственники или знакомые, заразившиеся ТБ в России ( рисунок 4.14; таблица 4.11).

Больше всего заразившихся ТБ родственников или знакомых на родине среди киргизстанцев (20%), в Узбекистане таких 8%, а в Таджикистане - 3%. Заразившихся ТБ родственников или знакомых в России имеют 3,6% киргизстанцев, 1,4% узбекистанцев, 0,5% таджикистанцев (рисунок 4.14).

Лечение зараженных родственников ( знакомых), как правило, проходит на родине: об этом заявили 70% респондентов. Только 5% лечатся в России ( рисунок 4.15; таблица 4.12).

5. Мигранты и ВИЧ

Общее число россиян, инфицированных ВИЧ, зарегистрированных в Российской Федерации на 1 ноября 2014 г., составило 864 394 человека. Одновременно за весь период наблюдения с 1985 г. было выявлено 22 480 ВИЧ-инфицированных иностранных граждан. В России продолжает ухудшаться эпидемическая ситуация по ВИЧ-инфекции: сохраняется высокий уровень заболеваемости ВИЧ-инфекцией, увеличивается общее число ВИЧ-инфицированных и количество их смертей, активизировалось распространение эпидемии из уязвимых групп населения в общую популяцию6. При этом число инфицированных ВИЧ растет как среди российских граждан, так и среди иностранных (таблица 5.1) почти одинаковыми темпами.

Показатель количества новых выявленных случаев ВИЧ-инфекции на 100 тыс. обследованных в целом в РФ иностранных граждан заметно ниже, чем на 100 тыс. обследованных российских ( таблица 5.2). Таким образом, по-прежнему сохраняется тенденция, когда иностранцы не привозят в Россию ВИЧ ( как иногда звучит из уст антиммиграционных политиков), а вывозят его отсюда к себе на родину, что подтверждается исследованиями в посылающих странах. Заболеваемость трудовых мигрантов ВИЧ – одна из причин развития эпидемии в посылающих странах. Так, в 2009 г. в Таджикистане заболеваемость среди трудовых мигрантов, по официальным данным, составила 197 человек или 11% от общего числа зараженных. Киргизия не выделяет отдельного числа зараженных по трудовым мигрантам, однако власти признают, что это категория подвержена высокому риску и трудовые мигранты составляют примерно 20% от общего числа ВИЧ-инфицированных в стране. Один из аналитиков по Узбекистану утверждает, что, хотя имеющиеся данные указывают на то, что внутривенные наркоманы являются группой, подверженной наиболее высокому риску заболеваемости, мигранты и проститутки на равных делят второе место, практически не уступая друг другу [7].

С другой стороны, необходимо иметь в виду, что при переходе анализа на уровень регионов, в которых проводился опрос в рамках данного проекта, ситуация существенно отличается: в Волгоградской и Тамбовской областях число выявленных ВИЧ-позитивных на 100 тыс. обследованных иностранцев оказалось выше, чем среди местного населения; в Оренбургской области соотношение обратное, но оба показателя существенно выше среднероссийских цифр.

Особенно опасно с точки зрения распространения ВИЧ среди мигрантов то, что в РФ ВИЧ-инфекция поражает преимущественно молодое население: за весь период наблюдения у 59,6% эта инфекция была диагностирована в возрасте до 30 лет ( а большинство мигрантов как раз находятся в этих возрастных рамках). Кроме того, большинство ВИЧ- нфицированных – мужчины (как и среди мигрантов): в конце 2013 г. на их долю пришлось 62,8% инфицированных. В то же время в последние годы растет доля женщин среди мигрантов, при этом с 2002 г. возрастает доля женщин среди инфицированных (к концу 2013 г. в РФ было 291,2 тыс. инфицированных женщин - 36,4% от общего числа зарегистрированных ВИЧ-инфицированных) [8].

При таких быстрых темпах распространения инфекции, в том числе среди иностранных мигрантов, на первый план выходят вопросы осведомленности об инфекции, о способах ее диагностики, лечения и т.д. Именно поэтому столь тревожными выглядят результаты опроса мигрантов (как в России и Казахстане, так и до отъезда в миграцию), касающиеся знаний о ВИЧ: почти каждый третий заявил, что ничего не знает об этой болезни (таблица 5.3). В то же время опрос продемонстрировал реальную действенность обучения мигрантов в части формирования знаний об опасных инфекциях, в частности о ВИЧ/СПИДе (после курса обучения число неосведомленных упало до 0).

Если говорить о наиболее действенных способах распространения информации об инфекции, то опрос показал, что это – средства массовой информации, ТВ и Интернет. Возможно, учитывая все большую распространенность Интернета среди мигрантов, имеет смысл размещать специальную медицинскую информацию в том числе и на сайтах, информирующих мигрантов об условиях работы в принимающих странах и необходимых документах для выезда на работу.

Пострановой анализ показывает, что наименее осведомленными о ВИЧ-инфекции оказались граждане Узбекистана: 53% ничего не знали о таком заболевании ( среди работающих на территории Казахстана граждан Узбекистана уровень неосведомленности особенно высок – 62%, среди работающих в РФ – 31%). Граждане Таджикистана и Киргизии гораздо реже оказывались полностью неосведомленными о болезни: 14 и 12% соответственно (среди работающих в РФ уровень неосведомленности граждан этих стран выше: ничего не знали о ВИЧ 23% граждан Таджикистана и 26% граждан Киргизии).

Женщины ( в целом по массиву) лучше осведомлены о ВИЧ, чем мужчины: доля мужчин, ничего не знающих о ВИЧ, - 30%, а женщин - 15%. Чем выше уровень образования, тем меньше доля неосведомленных о ВИЧ: среди имеющих среднее и неполное среднее образование – 40% ничего не знали о ВИЧ; среди имеющих среднее специальное образование – 21%; среди имеющих высшее и незаконченное высшее образование – 6%.

Как показал опрос, среди тех, кто даже что-то знает о ВИЧ-инфекции, далеко не все оказались реально осведомлены о возможных способах снижения риска инфицирования (таблица 5.4). Лишь от 27 до 60% поддержали различные правильные утверждения о том, как снизить риск передачи ВИЧ. С другой стороны, заведомо неверные утверждения поддержал очень небольшой процент респондентов (от 3 до 5%). Обучение существенно повышает процент соглашающихся с правильными утверждениями ( до 60 - 84%; исключение составил только пункт о риске передаче инфекции от матери к ребенку, возможно, этому вопросу не было уделено специального внимания).

Большинство опрошенных не очень обеспокоены опасностью заражения ВИЧ: 60% вообще не задумывались об этом. В то же время после обучения эта категория существенно уменьшается (до 13%; таблица 5.5).

В части обеспокоенности возможностью заражения выделяются граждане Узбекистана, работающие в Казахстане: 92% ответили, что не задумывались об этом; при этом такой вариант ответа выбрали 55% таджикистанцев, работающих в России, 58% выходцев из Киргизии в РФ и 59% выходцев из Узбекистана в РФ. Женщины в целом чаще опасаются заражения, чем мужчины (не задумывались 64% опрошенных мужчин и только 44% опрошенных женщин). Образование также влияет на отношение к риску возможного заражения: чем выше уровень образования, тем меньше доля тех, кто не задумывался о возможности заразиться ВИЧ ( со средним и неполным средним образованием – 67%; со средним специальным – 58%; с высшим и незаконченным высшим – 27%).

Логично предположить, что обеспокоенность возможностью заражения должна быть напрямую связана с наличием или отсутствием сексуальных отношений и постоянством этих отношений. Однако опрос показывает, что существенной разницы между теми, кто имеет разных сексуальных партнеров, и теми, кто имеет сексуальные отношения с постоянным партнером или мужем/женой, или вовсе не имеет сексуального партнера, нет (рисунок 5.1).

Почти каждый десятый, имеющий разных сексуальных партнеров, не предохраняется во время половых контактов. Таким образом, возникает риск не только нежелательной беременности, но и различных заболеваний, передаваемых половым путем. В целом по массиву, включая всех имеющих сексуального партнера/партнершу (как постоянных, так и нет), каждый третий не предохраняется при половых контактах из религиозных соображений или потому, что партнер/партнерша против (среди выходцев из Таджикистана таких 35%, Киргизии – 20%, Узбекистана – 43%).

Как выяснилось в ходе опроса, те, кто имеют разных сексуальных партнеров и заявили о предохранении во время половых контактов, делают это далеко не всегда: доля использующих презерватив при каждом половом контакте среди респондентов этой категории всего 53%, остальные используют презерватив иногда или вовсе не используют. Таким образом, учитывая рост передачи ВИЧ при гетеросексуальных контактах в последние годы, можно оценить такое поведение мигрантов как крайне рискованное.

Большинство опрошенных плохо представляют себе, где можно анонимно сдать анализы на наличие ВИЧ: 82% (по всему массиву) не знают об этом и только 18% заявили, что знают такие медицинские учреждения ( и это их знание в большинстве случаев реально подтверждается названными в ходе опроса конкретными адресами). При этом среди опрошенных в России доля знающих, где можно пройти тестирование, еще ниже, чем в целом по массиву: всего 9% осведомлены об адресах таких медучреждений. После обучения картина изменилась радикально: 86% ответили, что знают, где сдать анализы на наличие ВИЧ. В то же время и после обучения сохранилась категория мигрантов (14%), не знающих, куда обратиться в случае возникновения подозрений. Это означает, что либо такие адреса не были четко названы в процессе обучения, либо не была проверена обратная реакция от слушателей.

Проверку на наличие ВИЧ-инфекции никогда не проходили больше половины респондентов. При этом после обучения их число, конечно, снизилось, но не радикально (до 47%; таблица 5.6). Относительно свежие результаты тестирования могли получить всего лишь 28% опрошенных (после обучения доля этой категории увеличилась почти в 2 раза до 53%).

Ответ « никогда» в целом по массиву ( без учета проходивших обучение) выбрали 33% граждан Таджикистана, 59% - Киргизии и 62% - Узбекистана. Доля мужчин, никогда не сдававших тест на ВИЧ, немного выше, чем женщин (59% против 49%). Среди опрошенных в России доля никогда не проходивших тестирование составляет 29%, еще 21% делали это давно, более года назад. Таким образом, работа в России все же заставляет часть мигрантов пройти тестирование на ВИЧ ( доля никогда не проходивших тестирование здесь заметно ниже, чем в посылающих странах (67%) или Казахстане (79%)), но до полноценного охвата еще далеко.

Полученные в ходе опроса цифры проходивших и никогда не проходивших тестирование на ВИЧ подтверждаются и опросами предыдущих лет. Так, по данным опроса 2010 г. в Москве ( Агаджанян, Зотова, 2011), 71% опрошенных мигранток из Средней Азии когда-либо сдавали анализ на ВИЧ, а 29% - нет.

Косвенным подтверждением того, что мигранты, имеющие медсправку для работы в России, не всегда сами проходят медосмотр, служит показатель доли никогда не проходивших тестирование на ВИЧ или проходивших его давно: среди обладателей медсправки таких набирается 30% (т.е. примерно мы выходим на уже высказанную ранее оценку о трети мигрантов, покупающих справки, а не проходящих медосмотр).

Среди тех, кто когда-либо проходил тестирование на ВИЧ, каждый десятый не знал результатов такого тестирования, а еще 13% затруднились ответить на этот вопрос (скорее всего, результат они тоже не знают; таблица 5.7). Среди опрошенных в России до обучения доля не знающих результатов тестирования почти такая же, как и по всему массиву (9%), а доля затруднившихся с ответом даже выше (22%). После обучения доля этих двух категорий падает до 2%. Таким образом, в процессе обучения необходимо не только рассказывать, где и как пройти тестирование на ВИЧ, но и объяснять важность получения результатов такого тестирования для самого мигранта, а не каких-то проверяющих органов.

В целом распространенность ВИЧ-инфекции среди мигрантов пока не очень велика, подтверждением чего служат ответы на вопрос о наличии родственников/знакомых, заразившихся ВИЧ: 98% опрошенных дали отрицательный ответ. По 1% знают заразившихся среди своих родственников/знакомых на родине и в России. Для сравнения: в ходе опроса женщин-мигрантов, проведенного ЦМИ в 2010 г. в России, 6% опрошенных заявили, что знают о случаях заражения женщин-мигрантов ВИЧ, а еще 3% - что таких случаев им известно много (Женщины-мигранты, 2011).

6. Выводы и рекомендации

Выводы

  • Подавляющее большинство граждан стран Средней Азии, решившихся или планирующих выехать в миграцию, оценивают свое здоровье как « хорошее» или «удовлетворительное». Таким образом, мигранты – люди исходно здоровые, ухудшение состояния здоровья происходит уже в процессе миграции.
  • Лишь около половины мигрантов, работающих в России, имели на руках медицинскую справку о прохождении медосмотра. Такая ситуация сохранялась, в том числе потому, что работающие в РФ по патентам у физических лиц не обязаны были получать такую справку. Но с 1 января 2015 г. без этой справки ни один мигрант не сможет получить патент для работы ни у физических, ни у юридических лиц. Можно ожидать, что вступление в силу этого требования вызовет определенные трудности у тех мигрантов, кто никогда не получали таких справок и не знают, как и где это делать.
  • Даже среди тех, кто получал медицинские справки для работы в РФ, от четверти до трети опрошенных мигрантов не проходили медосмотр самостоятельно (иначе говоря, просто покупали справки). И с учетом этого фактора введение обязательности наличия справки для всех категорий мигрантов не выглядит панацеей: часть мигрантов, скорее всего, будут продолжать покупать этот документ.
  • Крайне невелика доля мигрантов, покупающих медицинскую страховку, чтобы иметь возможность получать медпомощь в принимающих странах ( по 7% и в России, и в Казахстане). С 1 января 2015 г. наличие купленного полиса ДМС стало в России обязательным для мигранта, без него невозможно будет получить никакие разрешительные документы для пребывания и работы. Представляется, что переход от 7 к 100% будет весьма непростым и потребует длительного времени.
  • Несмотря на неоднократно звучавшие заявления политиков о большой нагрузке мигрантов на бюджеты здравоохранения, о нецелесообразности оплаты за них налогов в ФОМС и выдачи им полисов ОМС (так как они, якобы, мало работают по времени и много болеют), результаты данного опроса (как и всех предыдущих) показывают, что мигранты крайне редко пользуются медицинской помощью в принимающих странах (7% в Казахстане и 17% в России). В основном мигранты оставляют лечение « на потом», после возвращения на родину. А пока работают, к врачам обращаются только в крайнем случае.
  • Опрос показал, что подавляющее большинство опрошенных мигрантов из Средней Азии очень слабо защищены от потенциального произвола работодателя: в среднем только каждый десятый имеет трудовой договор в письменном виде ( совсем не обязательно при этом, что такой договор имеет юридическую силу).
  • Узбекистанцы (особенно работающие в Казахстане) находятся в уязвимом положении для трудовой эксплуатации: у 43% из них паспорт находится у работодателя.
  • Съём жилья совместно с другими мигрантами, проживание в жилье, предоставленном работодателем ( включая проживание домашних работников, работающих в семье работодателя), или аренда койко-места в общежитии – три основных варианта для проживания среднеазиатского мигранта. Примерно каждый десятый мигрант проживает в плохо пригодном или просто не приспособленном для проживания жилье: в вагончике, техническом помещении, подвале, сарае, на рынке. Такая скученность проживания увеличивает риск распространения ТБ среди мигрантов.
  • В результате снижения заболеваемости и роста показателя излечения показатель распространённости ТБ уменьшается. При этом уровень заболеваемости больных ВИЧ-инфекцией напрямую связан с уровнем распространения ТБ в регионе.
  • В целом знание о ТБ нельзя оценить как всеобщее: около четверти опрошенных по всей выборке ничего не знают об этом заболевании. Наименее осведомлёнными о ТБ оказались узбекистанцы (43% из них ничего не о нем знают).
  • Среди ответивших, что обладают какими-то знаниями о ТБ, уровень знания о излечимости ТБ в среднем по всем опрошенным не превышает 73%. При этом узбекистанцы хуже киргизстанцев и таджикистанцев осведомлены о излечимости этой болезни: 4% заявили о полной, по их мнению, неизлечимости ТБ, а 36% затруднились сказать что-то определённое. Киргизстанцы на втором месте по уровню знания (6 и 21% соответственно сказали, что ТБ неизлечим или не осведомлены об этом), а таджикистанцы лучше остальных знают об излечимости этой болезни (82% знают, 16% не осведомлены, 2% думают, что ТБ вылечить нельзя).
  • После обучения средняя величина знания о ТБ поднялась до 65%, но не стала 100%- ной (31% прошедших обучение затруднись ответить, а 4% сказали, что курс лечения можно прервать).
  • В целом респонденты, которые заявили, что что-то знают о ТБ, хорошо осведомлены о рисках заражения им (82% дали правильный ответ). Обучение мигрантов вывело знание о рисках заражения ТБ к 100%
  • Мигранты, как правило, не задумываются о том, что они могут заразиться ТБ. В среднем по выборке об этом заявили 60%. Менее остальных задумывались о возможности заражения ТБ мигранты из Узбекистана (80%), а 6% отметили, что это им не угрожает. Опрошенные в России после обучения респонденты показали резкий рост обеспокоенности возможностью заражения ТБ: 2% из них очень обеспокоенны этим, 88% задумываются о рисках заражения, в то время как по всей выборке число серьезно обеспокоенных возможностью заражения ТБ составляет 6%, а задумывающихся об этом только 21%.
  • В целом по всей выборке наиболее авторитетной стороной для консультации при предполагаемом заболевании ТБ являются доктора. Об этом заявили 84% опрошенных. Около половины опрошенных при подозрении на ТБ посоветуются с членами семьи, 10% - с близкими друзьями. Среди готовящихся выехать в миграцию уровень доверия к докторам очень высокий: 90% будут советоваться с ними. Среди работающих в России мигрантов с докторами будут советоваться 66%, а среди работающих в Казахстане узбекистанцев - 92%.
  • Только около половины опрошенных мигрантов (47%) знают о конкретных местах лечения ТБ в случае заражения им. При этом только 20% узбекистанцев, что-то знающих о ТБ, знают конкретное местонахождение медицинского учреждения, в которое нужно обратиться при заражении ТБ. Среди киргизстанцев осведомленных в 3 раза больше (67%), а среди таджикистанцев - 57%.
  • Недостаточным можно назвать охват всех узбекистанцев флюорографией: 17% из них никогда её не делали. Среди киргизстанцев таких 10%, а среди таджикистанцев - 4%.
  • В целом заражённость ТБ среди мигрантов довольно тревожна по масштабам. Среди опрошенных у 10% есть родственники или знакомые на родине, заразившиеся ТБ, а у 2% - родственники или знакомые, заразившиеся ТБ в России.
  • В России продолжает ухудшаться эпидемическая ситуация по ВИЧ-инфекции: сохраняется высокий уровень заболеваемости ВИЧ-инфекцией, увеличивается общее число ВИЧ-инфицированных и количество их смертей. При этом число инфицированных ВИЧ растет как среди российских, так и среди иностранных граждан почти одинаковыми темпами. Тем не менее, пока показатель количества новых выявленных случаев ВИЧ-инфекции на 100 тыс. обследованных в РФ иностранных граждан заметно ниже ( в 2 раза), чем аналогичный показатель для российских граждан.
  • Несмотря на развитие эпидемии на территории всего постсоветского пространства, почти каждый третий мигрант заявил, что « ничего не знает о ВИЧ/СПИДе». Мало осведомлены о ВИЧ граждане Узбекистана, работающие в Казахстане (62% ничего не знали о ВИЧ).
  • Опрос показал, что наиболее действенные способы распространения информации об инфекции - СМИ, ТВ и Интернет. Кроме того, очень действенным оказалось обучение (доля ничего не знавших о ВИЧ упала до 0).
  • Обучение также существенно повышает процент не только в целом что-то узнающих о ВИЧ, но и тех, кто реально начинает представлять себе пути и способы передачи инфекции: доля согласных с различными правильными утверждениями, касающимися ВИЧ, вырастает после обучения до 60-80% (по сравнению с 30-60% до обучения).
  • Опрошенные мигранты мало обеспокоены опасностью заражения ВИЧ: 60% вообще не задумывались об этом, а среди узбекистанцев, работающих в Казахстане, так ответили 92%. Обучение определенно заставляет мигрантов увидеть и оценить опасность заражения ВИЧ, после обучения доля «не задумывающихся» снижается до 13%.
  • К сожалению, часто мигранты отличаются рисковым поведением с точки зрения опасности заражения. В частности, нет особой разницы в подходах к опасности заражения ВИЧ между имеющими постоянного сексуального партнера и имеющими сексуальные отношения с разными партнерами. Более того, почти каждый десятый, имеющий разных сексуальных партнеров, не предохраняется во время половых контактов.
  • Большинство опрошенных плохо представляют себе, где можно анонимно сдать анализы на наличие ВИЧ (знают лишь 18%). При этом среди работающих в РФ доля знающих адреса конкретных медучреждений, где возможно пройти тестирование на ВИЧ, еще ниже, чем в целом по массиву ( всего 9%). Обучение существенно меняет картину: 86% опрошенных после обучения ответили, что знают, где сдать анализы на наличие ВИЧ. В то же время и после обучения сохранилась категория мигрантов (14%), не знающих, куда обратиться в случае возникновения подозрений. Это означает, что либо такие адреса не были четко названы в процессе обучения, либо не была проверена обратная реакция от слушателей.
  • Проверку на наличие ВИЧ-инфекции никогда не проходили больше половины респондентов. И даже после обучения их количество снизилось не радикально ( до 47%). Но даже среди тех, кто проходил тестирование, каждый десятый не знал его результатов, а еще 13% затруднились ответить на этот вопрос (скорее всего, результат они тоже не знали). Обучение позволило снизить долю этих двух категорий до 2%. Таким образом, в процессе обучения необходимо не только рассказывать, где и как пройти тестирование на ВИЧ, но и объяснять важность получения результатов такого тестирования для самого мигранта, а не каких-то проверяющих органов.
  • В целом распространенность ВИЧ-инфекции среди мигрантов пока не очень велика, подтверждением чего служат ответы на вопрос о наличии родственников/знакомых, заразившихся ВИЧ (98% опрошенных дали отрицательный ответ).

Рекомендации

  • Формирование серьезного отношения мигрантов к своему здоровью должно стать таким же пунктом подготовки к миграции, как и знание миграционных законов принимающей страны. Кроме того, мигрантов нужно дополнительно просвещать по поводу необходимости покупки медполиса и прохождения медосмотра для получения справки для работы в РФ. Вся эта работа должна проводиться в посылающих странах до выезда в миграцию ( силами общественных организаций в сотрудничестве с правительственными структурами).
  • Информационная кампания по предотвращению заболевания ТБ или ВИЧ должна быть дифференцированной в зависимости от миграционных намерений мигрантов. Для тех из них, кто нацелен на оседание в России или Казахстане, фактически постоянно проживает и не выезжает на родину, необходимо обеспечить понимание особой важности постоянного наблюдения за своим здоровьем именно в странах выезда ввиду длительного проживания. Приезжающих в Россию или Казахстан на сезонные работы необходимо информировать о рисках заболевания ТБ и ВИЧ, убеждать проходить полное медицинское обследование, в том числе флюорографию, до выезда в Россию в странах постоянного проживания, даже если это обследование не даст возможности получить документы, необходимые для трудоустройства в России, но обеспечит уверенность в хорошем состоянии здоровья и готовности к полноценной жизни и работе в стране выезда.
  • Наиболее действенные способы распространения информации о ТБ и ВИЧ-инфекции - средства массовой информации, ТВ и Интернет. Поэтому есть смысл использовать эти каналы как в посылающих, так и в принимающих странах.
  • Обучение в центрах подготовки мигрантов в принимающих странах показало свою позитивную роль с точки зрения информирования о ВИЧ и ТБ, каналах распространения, способах заражения и т.д. Такую практику необходимо продолжать. Исследование показало, что после обучения мигранты приобретают общее знание о профилактике заболеваемости ТБ и ВИЧ, но детали и подробности ( например, невозможность прерывания лечения, возможность полного излечения от ТБ) усваиваются не всеми слушателями. Возможно, для более глубокого понимания следует модернизировать курс, сделать его более понятным, сосредоточиться на ключевых для эффективной профилактики вопросах, деталях и моментах. Следует усилить компоненту, связанную с получением обратной реакции от слушателей, т.е. проверку их итоговых знаний, как это произошло при данном исследовании.
  • Как правило, большинство приезжающих в Россию мигрантов из Центральной Азии прибывают из небольших городов или сельской местности (наше исследование так же подтвердило этот тезис), обладают не самым лучшим знанием русского языка и невысоким уровнем образования. Это означает, что информационная кампания по профилактике ТБ и ВИЧ должна учитывать, что, с одной стороны, большая часть мигрантов слабо знакома с городской культурой общежития и отличающимися от «домашних» возможностями для профилактики ТБ и ВИЧ, и с другой стороны, она должна быть максимально простой по форме, понятной и доступной ( возможно, в такой информационной кампании эффективным будет применение формата комиксов, уже получившего распространение при издании памяток для мигрантов в России).
  • Многолетние исследования, в том числе и настоящее исследование, показывают, что мигранты, как правило, живут скученно, по нескольку человек в комнате. Поэтому особое внимание при проведении информационной кампании по профилактике ВИЧ и ТБ необходимо уделять правилам гигиены и профилактики в условиях общежития, а также всеобщей осведомлённости мигрантов о признаках заболевания ТБ, исключении ситуации совместного проживания с тем, кто имеет признаки заболевания ТБ и не прибегает к консультации врачей. Халатность, проявляемая по отношению к здоровью одним из соседей, не должна стать причиной заражения остальных. Поэтому так важно донести в информационной кампании по профилактике ТБ и ВИЧ мысль, что один заразившийся ТБ мигрант может быстро заразить своих соседей, так как инфекция передается воздушно-капельным путем. При организации информационной кампании по профилактике ТБ следует сосредоточиться на таких важных вопросах, как непрерывность лечения в случае заражения, необходимость регулярно проходить флюорографию и возможность полного излечения от ТБ в случае обнаружения его на ранних стадиях заболевания.
  • Научные исследования показывают, что риск заражения ТБ возрастает при ВИЧ. В этой связи целесообразной видится совместная информационная кампания по предотвращению ТБ и ВИЧ.
  • Исследование показало, что узбекистанцы меньше таджикистанцев и киргизстанцев осведомлены о ТБ, возможностях заражения, необходимости прохождения полного курса лечения в случаях заражения и возможности полного излечения ТБ при его обнаружении на ранних стадиях. В этой связи необходимо при организации информационных кампаний уделить особое внимание мигрантам из Узбекистана, по возможности организовав такую информационную компанию внутри Узбекистана, делая особый упор на просвещение о ТБ и ВИЧ узбекистанцев, находящихся в Казахстане и России.
Анкета №1

Анкета №2

Анкета №3

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: туберкулез, ВИЧ, СПИД

1. Агаджанян В., Зотова Н. Социальная уязвимость и сексуальные риски женщин-мигрантов из Средней Азии в Москве. Демоскоп Weekly, № 465 – 466, 2 - 22 мая 2011 г. http://www.demoscope.ru/weekly/2011/0465/analit02.php
2. Женщины-мигранты из стран СНГ в России /Тюрюканова Е.В. (ред.), Зайончковская Ж.А., Карачурина Л.Б., Мкртчян Н.В., Полетаев Д.В., Флоринская Ю.Ф. М.: МАКС Пресс, 2011. 184 с. (Серия: Миграционный барометр в Российской Федерации).
3. Зайончковская Ж., Полетаев Д. и др. Защита прав москвичей в условиях массовой миграции. Уполномоченный по правам человека в городе Москве. РОО «Центр миграционных исследований». М., 2014, 118 с.
4. Нечаева О.Б. Ситуация по туберкулёзу и ВИЧ-инфекции в России // Туберкулёз и болезни лёгких, № 6, 2014, стр.9.
5. Полетаев Д.В, Ватлина Э.С., Карачурина Л.Б, Флоринская Ю. Ф Домашние работники в России и Казахстане: Оценка положения домашних работников на рынках труда России и Казахстана. Науч. ред Ж.А. Зайончковская - Алматы: ООН-Женщины, «Ex Libris», 2014.
6. Практика использования патентов на осуществление трудовой деятельности иностранными гражданами в Российской Федерации (Результаты исследования). МОМ, 2012 .http://moscow.iom.int/russian/publications/Practica_patent.pdf
Войдите в систему
Пароль
Запомнить меня на этом компьютере
Забыли пароль?