количество статей
2716

Выйти из «долины смерти»: почему сибирская наука нуждается в господдержке

АИФ Здоровье | 27.03.2014
АиФ-Новосибирск подготовил подборку перспективных разработок сибирских ученых и выяснил – почему большинство из них до сих пор не внедрено.

Новосибирские учёные создают препараты для лечения рака, которые безупречно проходят все проверки. По словам исследователей, они способны если не победить опасные болезни, то как минимум остановить их развитие. Но на пути внедрения лекарств возникают препятствия, для преодоления которых нужны изменения и в государственной политике, и в работе самих ученых.

Современные препараты уже есть

Учёные Института цитологии и генетики (ИЦиГ) СО РАН создали препарат для лечения рака молочной железы. Николай Колчанов, директор ИЦиГ СО РАН, рассказал, что препарат уже прошёл две фазы клинических испытаний и получил 12 патентов! Но на последней дорегистрационной фазе исследования прекратились, так как в России желающих вложить деньги в дальнейшие исследования не нашлось. Также учёные разработали так называемую «съедобную» вакцину против микобактерий туберкулёза. Мыши, на которых проводился эксперимент, употребляли её, и это привело к выработке специфического (приобретённого) иммунитета.

«Сейчас все наши препараты готовы к внедрению, — продолжает учёный. — Но российская экономика не готова или не желает воспринимать инновационные разработки. Она напоминает собой некий организм — иммунную систему, настроенную так, что убивает всё, что проникает в неё извне! Ни одна научная разработка без гигантских нечеловеческих усилий не может быть внедрена. Если мы не преодолеем все барьеры, которые она создаёт, то будущего просто не будет».

Ещё один пример. Новосибирский медико-биологический союз совместно с ИЦиГ СО РАН разработал ДНК-диагностику возбудителей описторхоза, позволяющую создавать эффективные антипаразитарные препараты. Однако внедрить её в производство не удаётся уже несколько лет. Между тем от описторхоза страдают многие сибиряки, которые потребляют местную рыбу. Обь относится к природному очагу описторхоза, провоцирующего развитие рака печени.

Михаил Лосев, директор ЗАО «Медико-биологический союз», поясняет:

«Этот продукт сделали больше года назад. Сами исследования длились несколько лет, и учёные за 1,5 года подготовили тест, который можно внедрять. Но мы уже около года бьёмся с российской системой регистрации, и неизвестно, сколько ещё это будет продолжаться! Ещё 10 лет назад регистрация нового препарат обходилась 2 тыс. долларов и занимала полгода, максимум год. А сейчас на неё уходят десятки тысяч долларов, и она может длиться до бесконечности!

У Института клинической иммунологии есть интересные исследования по лечению больных терапевтическими бактериями. Но дело дальше не продвигается, потому что уже много лет Госдума не может принять закон о работе с клетками. Между тем, чтобы принять закон о реформе РАН, потребовалось всего три месяца …».

Нужна генетическая паспортизация

Сибиряки считают, что западные коллеги будут и дальше обходить российских талантливых учёных до тех пор, пока государство не исправит свою политику и сами медики не начнут работать по новым принципам.

Валентин Власов, директор Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, уверен: «Давно пока переходить на персональную медицину! Первое на пути к этому — генетическая паспортизация населения. То есть нужно каждому гражданину расшифровать геном (совокупность наследственного материала, заключённого в клетке. — Ред.), чтобы создать индивидуальную генетическую карту здоровья. В ней будет определён набор мутаций в генах, и в соответствии с этим можно подбирать лечение для конкретного пациента.

Расшифровка генома пока стоит почти 1 тыс. долларов. Но это необходимо, потому что помогает в ранней диагностике и решении многих проблем. Например, в диагностике бесплодия у мужчин, в обнаружении опухолей».

Мнение экспертов

Владимир Ломиворотов, доктор медицинских наук, профессор:

На 2018 год правительство перенесло принятие решения о том, что отечественные лекарственные препараты должны занимать 90% российского рынка. На сегодня, пожалуй, единственный российский продукт, которым мы хорошо обеспечены, — это клапаны сердца. Их делают в Кемерове и Пензе. Они высокотехнологичные и хорошего качества. Все разработки в отечественной медицине сейчас в таком состоянии, что над ними ещё работать и работать. Пока на российском рынке происходит импортозамещение. Заграничные препараты, конечно, дороже, но они, к сожалению, качественнее наших. К примеру, отечественный кардиостимулятор стоит всего 30 тысяч рублей. Он хороший, но в нём нет специального программатора, который настроит его так, чтобы тот работал, как нужно определённому пациенту.

Кроме того, необходимо развивать сервис. Например, в клинику приезжают представители фирмы и говорят: купите такой-то препарат. Возможно, он и неплохой, но, если что-то с ним не так, к кому обращаться? Нет сервиса и гарантий никаких нет. Был случай: обращается к нам отечественный производитель, предлагает купить прибор. Мы указываем, исходя из наших потребностей, на то, что нужно в нём доработать. А они отвечают: «А зачем? Мы ничего не будем исправлять! Вы ведь и так у нас его купите».

Любомир Афтанас, вице-президент РАМН:

Сейчас внедрение новых технологий в медицину сдерживается. В тоже время есть прогнозы, что к 2020 году депрессии будут находиться на 2-м месте в рейтинге заболеваний, а к 2025-му количество заболеваний Паркинсона и Альцгеймера удвоится. Нужно развивать трансляционную медицину (процесс, предусматривающий перенос открытий с фундаментальных исследований, проведённых в лабораториях, в сферу практического применения в медицине. — Ред.). Во всех развитых странах выделяются очень большие деньги на это, без них и мы преодолеть эту «долину смерти» не сможем. Сейчас наблюдаются следующие основные тренды в мировом здравоохранении — персонализированная и сохраняющая качество жизни медицины. Пока в России отсутствует мотивации у врачей. Только доктора из частных клиник задумываются о том, чтобы использовать новейшие разработки в своей практике. Ведь это повышает их конкурентное преимущество. Врач обычной государственной больницы не задумывается об эффективности своей работы. У него нет достаточной мотивации, в отличие от частных врачей.

Мнение власти

Екатерина Мамонова, генеральный директор Инновационного медико-технологического центра:

У меня на проблему внедрения новых научных разработок в медицину своё, не очень популярное, мнение. Действительно, есть объективные барьеры системы, которые препятствуют началу промышленного производства того или иного препарата. Но нужно реально понимать, что большая часть разработок действительно не может быть применима в практическом здравоохранении. Проводились исследования, в ходе которых выяснилось, что если, грубо говоря, завтра снять все барьеры и разрешить эту разработку внедрять, то по-настоящему готовых, соответствующих требованиям проектов нет. Безусловно, нужно бороться с системой, как-то её упрощать, но и разработчикам следует объективно посмотреть на то, чем они занимаются, в какой степени готовности их проект. Можно преодолеть любые барьеры, многие это доказали. Но в этом случае проект должен быть готов. К тому же наша практика показывает, что на сегодняшний день нет проблем с финансированием для разработок.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: IT для здравоохранения, технологии, медицинские технологии, экспериментальная медицина