количество статей
5615
Загрузка...
Медицинский форум

Возможности улучшения сна – за пределами психофармакотерапии. 18-я междисциплинарная конференция с международным участием «Вейновские чтения»

Медфорум
Эффективная фармакотерапия. 2022. Том 18. № 5. Неврология и психиатрия
  • Аннотация
  • Статья
  • Ссылки
Как известно, некачественный или недостаточный сон приводит к обширному спектру изменений всех нервных и нейроэндокринных функций, включая повышенный уровень гормонов стресса, когнитивные и обменные нарушения, снижение иммунитета, увеличение риска развития гипертонической болезни, инфекционных заболеваний. Актуальным возможностям улучшения сна было посвящено выступление Михаила Гурьевича ПОЛУЭКТОВА, к.м.н., доцента кафедры нервных болезней и нейрохирургии, заведующего отделением медицины сна университетской клинической больницы № 3 Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, прозвучавшее на 18-й междисциплинарной конференции «Вейновские чтения» (Москва, 10 февраля 2022 г.). 
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: улучшение сна, стресс, бодрствование, Глицин
Как известно, некачественный или недостаточный сон приводит к обширному спектру изменений всех нервных и нейроэндокринных функций, включая повышенный уровень гормонов стресса, когнитивные и обменные нарушения, снижение иммунитета, увеличение риска развития гипертонической болезни, инфекционных заболеваний. Актуальным возможностям улучшения сна было посвящено выступление Михаила Гурьевича ПОЛУЭКТОВА, к.м.н., доцента кафедры нервных болезней и нейрохирургии, заведующего отделением медицины сна университетской клинической больницы № 3 Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, прозвучавшее на 18-й междисциплинарной конференции «Вейновские чтения» (Москва, 10 февраля 2022 г.). 
М.Г. Полуэктов
М.Г. Полуэктов

Вероятность засыпания обусловлена взаимодействием трех мозговых систем – центров бодрствования, центров сна и внутренних часов, наиболее активных в дневное время1. Следовательно, согласно модели «качели Сейпера», вероятность наступления сна определяется взаимодействием активизирующей и тормозящей систем. Установлено, что яркий свет и внешний шум дополнительно стимулируют центры бодрствования, препятствуя засыпанию2. Не случайно правилами гигиены сна предусмотрено, что спать следует в защищенном от шума и света месте.

Традиционно в быту для защиты от возможного шума и света применяются маски для сна и ушные вкладыши, хотя доказательная база их эффективности отсутствует. Нет также убедительных данных о негативном влиянии на качество сна некомфортной внешней температуры или не­удобной подушки. В то же время представления об изменении терморегуляции тела, связанной с засыпанием, базируются на результатах серьезных хронобиологических исследований, свидетельствующих о том, что момент засыпания совпадает с выравниванием так называемого проксимально-дистального градиента. В данном аспекте оправданно и эффективно применение у пожилых лиц согревающих одеял и носков для индукции сна.

Использование детьми гаджетов перед сном негативно влияет на процесс засыпания. По данным метаанализа, качество сна у детей, которые пользуются гаджетами в постели, ухудшается на 79%3. Во взрослой популяции подобных исследований не проводилось. Однако имеются данные о негативном влиянии света голубого спектра на секрецию мелатонина, который выделяется в вечернее время и способствует переключению организма с режима бодрствования на режим сна. Установлено, что работа на планшетном компьютере в течение двух часов перед сном приводит к снижению уровня мелатонина на 20%.

Свет голубого спектра имеет место в любом источнике света. В рандомизированном исследовании применение пациентами с инсомнией очков с янтарными линзами за два часа до сна в течение недели позволяло фильтровать до 65% света голубого спектра, что способствовало улучшению сна и снижению уровня стресса4.

Не менее важен и рефлекс на обстановку спальни. У человека, оказавшегося в новой обстановке, срабатывает ориентировочная реакция, повышается уровень активности, в том числе систем головного мозга, отвечающих за бодрствование. Как следствие – уменьшение вероятности засыпания. Активность в постели также мешает выработке ассоциации окружения с местом для сна. Исключение составляет сексуальная активность. Вырабатываемые после полового акта биологически активные вещества, прежде всего окситоцин, обладают определенным успокаивающим и расслабляющим действием.

Положительное влияние физических упражнений на сон зависит от времени секреции мелатонина – своеобразного сигнала для перехода на ночной режим. Обычно у большинства здоровых людей мелатонин начинает вырабатываться около 21.00. Установлено, что физическая нагрузка в послеобеденное время и раннее вечернее время, до начала секреции мелатонина, ускоряет наступление сна, а в более позднее вечернее время, после секреции мелатонина, – затрудняет5. Это необходимо учитывать при планировании тренировок тем, у кого имеются проблемы со сном.

На сон способно влиять и питание. В исследовании прием высокоуглеводной пищи за четыре часа до сна ускорял процесс засыпания6.

Безусловно, главным немедикаментозным подходом к лечению инсомнии считается когнитивно-поведенческая терапия. Это определенным образом структурированное воздействие на протяжении нескольких недель (всего восемь сеансов в течение восьми недель): пациент после диагностики получает от врача информацию о природе нарушений сна и задание по изменению режима. Соответственно, выполняя задание по модификации режима, пациент добивается более быстрого наступления сна и увеличения его продолжительности, в результате чего формируется правильное поведение, способствующее повышению качества сна7.

М.Г. Полуэктов рассмотрел возможность применения биологически активных веществ для улучшения качества сна, сделав акцент на особенностях действия L-триптофана, 5-гидрокситриптофана (5-НТР), глицина.

L-триптофан, эффективность которого была подтверждена в трех исследованиях, активно применяли в 1980-е гг. для улучшения качества сна и лечения депрессии. Но с 1989 г. на фоне приема препарата японского производителя Showa Denko стали регистрироваться серьезные нежелательные явления, такие как эозинофилия, миалгия, миозит, склеродермоподобный фиброз кожи, повлекшие за собой 15 000 случаев инвалидизации и 27 случаев летальных исходов. Между тем Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration), опираясь на научные данные, так и не смогло с уверенностью ответить на вопрос, что вызывает эозинофилию/миалгию у восприимчивых людей, принимающих L-триптофан. В результате препарат запретили для широкого применения. На смену ему пришел 5-гидрокситриптофан, который начали активно использовать в качестве биологически активной добавки в схемах лечения нарушений сна. В июне 1981 г. в журнале The Lancet были опубликованы результаты успешного применения 5-НТР у 33-летней пациентки с посттравматической инсомнией. «Как практикующий врач могу сказать, что у некоторых пациентов он действительно способствует улучшению сна», – констатировал М.Г. Полуэктов.

Более обширная доказательная база имеется в отношении глицина, используемого в высоких дозах для улучшения сна. В исследовании с кроссоверным дизайном показано преимущество применения глицина 3 г на ночь в течение недели перед плацебо в повышении скорости засыпания и качества сна8. В трех плацебоконтролируемых исследованиях с использованием полисомнографических методов оценки показателей сна также продемонстрирована эффективность глицина в ускорении наступления сна, в том числе глубокого. «На сегодняшний день из всех биологически активных добавок, применяемых при нарушениях сна, именно глицин имеет наилучшую доказательную базу», – подчеркнул М.Г. Полуэктов в заключение.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: улучшение сна, стресс, бодрствование, Глицин

1. Saper C.B., Fuller P.M., Pedersen N.P., et al. Sleep state switching. Neuron. 2010; 68 (6): 1023–1042.
2. Freedman N.S., Kotzer N., Schwab R.J. Patient perception of sleep quality and etiology of sleep disruption in the intensive care unit. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 1999; 159 (4; 1): 1155–1162.
3. Carter B., Rees P., Hale L., et al. Association between portable screen-based media device access or use and sleep outcomes: a systematic review and meta-analysis. JAMA Pediatr. 2016; 170 (12): 1202–1208.
4. Shechter A., Kim E.W., St-Onge M.-P., Westwood A.J. Blocking nocturnal blue light for insomnia: a randomized controlled trial. J. Psychiatr. Res. 2018; 96: 196–202.
5. Buxton O.M., Lee C.W., L'Hermite-Baleriaux M., et al. Exercise elicits phase shifts and acute alterations of melatonin that vary with circadian phase. Am. J. Physiol. Regul. Integr. Comp. Physiol. 2003; 284 (3): R714–724.
6. Afaghi A., O'Connor H., Chow C.M. High-glycemic-index carbohydrate meals shorten sleep onset. Am. J. Clin. Nutr. 2007; 85 (2): 426–430.
7. Pchelina P., Poluektov M., Berger T., et al. Effectiveness and cost-effectiveness of internet-based cognitive behavioral therapy for insomnia in clinical settings. Front. Psychiatry. 2020; 11: 838.
8. Inagawa K., Hiraoka T., Kohda T., et al. Subjective effects of glycine ingestion before bedtime on sleep quality. Sleep Biol. Rhythms. 2006; 4: 75–77.





ИНСТРУМЕНТЫ