количество статей
6439
Загрузка...
Медицинский форум

Кардиоренальный щит для коморбидного пациента с сахарным диабетом 2 типа. Научно-практическая конференция «Кардиоэндокринология-2023». Сателлитный симпозиум компании AstraZeneca

Компания AstraZeneca
Эффективная фармакотерапия. 2023.Том 19. № 12. Эндокринология
  • Аннотация
  • Статья
  • Ссылки
Сахарный диабет (СД) является доказанным фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и заболеваний почек. Оптимальной профилактике кардиоренальных осложнений у больных СД 2 типа был посвящен симпозиум, организованный при поддержке компании AstraZeneca в рамках Научно-практической конференции «Кардиоэндокринология-2023» (Москва, 17 марта 2023 г.). Особый акцент был сделан на способности ингибитора натрий-глюкозного котранспортера 2 дапаглифлозина положительно влиять на кардиоренальный континуум у больных СД 2 типа и, следовательно, способствовать значительному улучшению их состояния.
  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: диабет, артериальная гипертензия, ожирение, курение, гипертрофия левого желудочка, атеросклероз, Форсига
Сахарный диабет (СД) является доказанным фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и заболеваний почек. Оптимальной профилактике кардиоренальных осложнений у больных СД 2 типа был посвящен симпозиум, организованный при поддержке компании AstraZeneca в рамках Научно-практической конференции «Кардиоэндокринология-2023» (Москва, 17 марта 2023 г.). Особый акцент был сделан на способности ингибитора натрий-глюкозного котранспортера 2 дапаглифлозина положительно влиять на кардиоренальный континуум у больных СД 2 типа и, следовательно, способствовать значительному улучшению их состояния.
Профессор, д.м.н. Т.Ю. Демидова
Профессор, д.м.н. Т.Ю. Демидова
Профессор, д.м.н. С.Н. Терещенко
Профессор, д.м.н. С.Н. Терещенко
Профессор, д.м.н. А.М. Мкртумян
Профессор, д.м.н. А.М. Мкртумян

Кардиоренальный щит для пациента с сахарным диабетом 2 типа и множественными факторами риска

Как отметила Татьяна Юльевна ДЕМИДОВА, д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии лечебного факультета Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова, доля пациентов с сахарным диабетом (СД) 2 типа, не достигающих контроля гликемии, по-прежнему остается значительной. Согласно данным Федерального регистра сахарного диабета, только у 52% больных уровень гликированного гемоглобина (HbA1c) составляет менее 7%1. По мнению докладчика, причины этого кроются в недостаточном использовании современных сахароснижающих препаратов, обладающих доказанными органопротективными свойствами, и отсрочке в интенсификации терапии.

Установлено, что сахарный диабет наряду с другими факторами риска, такими как артериальная гипертензия, ожирение, курение, запускает каскад взаимосвязанных изменений в сердечно-сосудистой системе – с возникновения и прогрессирования эндотелиальной дисфункции, атеросклероза, гипертрофии левого желудочка до развития сердечной недостаточности (СН), инфаркта миокарда и смертельного исхода2, 3. При сахарном диабете помимо сердечно-сосудистой системы также поражаются почки. Развитие и прогрессирование патологии почек также происходит стадийно – через альбуминурию, снижение скорости клубочковой фильтрации (СКФ) до развития терминальной почечной недостаточности и смерти. В свою очередь диабетическая нефропатия повышает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Такое двунаправленное влияние получило название «кардиоренальный континуум».

Поскольку у 79% пациентов к моменту постановки диагноза СД 2 типа уже имеют место факторы сердечно-сосудистого риска4, произошла смена парадигмы лечения – от глюкозоцентрической к кардио-рено-метаболической. Так, в консенсусе экспертов Американской диабетической ассоциации (American Diabetes Association – ADA) и Европейской ассоциации по изучению диабета (European Association for the Study of Diabetes – EASD) 2022 г. обозначены четыре основные цели при выборе сахароснижающей терапии:

  • управление гликемией;
  • контроль массы тела;
  • управление сердечно-сосудистыми рисками;
  • обеспечение кардиоренальной протекции органов-мишеней.

Далее профессор Т.Ю. Демидова привела пример гипотетической пациентки с СД 2 типа и факторами сердечно-сосудистого риска. Пациентка И., 61 год. Из анамнеза: страдает СД 2 типа в течение двух лет, индекс массы тела – 30,4 кг/м2. Текущий статус: расчетная СКФ (рСКФ) – 83 мл/мин /1,73 м2, артериальное давление (АД) – 135/70 мм рт. ст., уровень HbA1c – 7,8%. Получала комбинированную терапию по следующей схеме: метформин в дозе 2000 мг, глибенкламид в дозе 3,5 мг, эналаприл в дозе 20 мг.

Какие риски есть у пациентки? Прежде всего это риск развития заболеваний почек. У пациентов с СД 2 типа наиболее часто встречается хроническая болезнь почек (ХБП) на стадиях 1–3А. Общая распространенность ХБП в данной популяции составляет 38,3%5. Среди сердечно-сосудистых заболеваний, ассоциированных с диабетом, пальма первенства принадлежит СН. С учетом риска развития кардиоренальных осложнений нашей пациентке следует скорректировать сахароснижающую терапию.

Кардиопротективными эффектами в отношении хронической сердечной недостаточности (ХСН) обладают ингибиторы натрий-глюкозного котранспортера 2 (НГЛТ-2). Препараты данной группы способны снижать АД, улучшать энергетический обмен миокарда и его сократимость, доставку кислорода в миокард, уменьшать пред- и постнагрузки, неблагоприятное ремоделирование6, 7.

Кроме того, ингибиторы НГЛТ-2 характеризуются хорошим профилем безопасности. Их можно сочетать с другими сахароснижающими препаратами.

Наиболее изученным представителем ингибиторов НГЛТ-2 считается дапаглифлозин (препарат Форсига®). Он доказал эффективность у больных СД 2 типа с множественными факторами сердечно-сосудистого риска, а также с ХСН и ХБП в целом ряде крупномасштабных исследований (DECLARE-TIMI 58, DAPA-HF, DAPA-CKD). Поэтому с полным правом можно сказать, что дапаглифлозин (препарат Форсига®) оказывает положительные эффекты на кардио-рено-метаболический континуум в целом.

Субанализ результатов исследования DECLARE-TIMI 58 показал, что дапаглифлозин снижал риск госпитализаций по поводу СН у пациентов с ССЗ на 22%, с множественными факторами риска на 36%, с наличием/отсутствием СН на 27%8.

В другом исследовании дапаглифлозин продемонстрировал способность замедлять снижение СКФ на протяжении четырех лет9.

Далее профессор Т.Ю. Демидова рассмотрела возможности коррекции терапии с помощью дапаглифлозина у лиц с неадекватным контролем СД 2 типа на фоне монотерапии метформином.

В исследованиях M.A. Nauck и соавт. и S. Del Prato и соавт. у больных СД 2 типа оценивались эффективность, безопасность и переносимость дапаглифлозина по сравнению с таковыми производного сульфонилмочевины (ПСМ) глипизида при добавлении к метформину10, 11.

В исследовании M.A. Nauck и соавт. снижение уровня HbA1c на фоне терапии дапаглифлозином не уступало таковому на фоне терапии ПСМ как в течение всего периода наблюдения, так и на момент его окончания и к 52-й неделе составило 0,52%10. При этом эффективность дапаглифлозина оставалась стабильной на протяжении всего периода исследования. В исследовании S. Del Prato и соавт. дапаглифлозин обеспечивал более стойкое снижение уровня HbA1с, чем ПСМ11. К 208-й неделе исследования значения HbA1с в группе дапаглифлозина оказались меньше, чем в группе ПСМ, – -0,10 против +0,20%.

Терапия дапаглифлозином сопровождалась снижением массы тела, в то время как терапия ПСМ приводила к ее набору. Так, в исследовании M.A. Nauck и соавт. в группе дапаглифлозина снижение массы тела на 5% и более к 52-й неделе было достигнуто у большей доли пациентов, чем в группе ПСМ, – 33,3 против 2,3%10. Согласно данным S. Del Prato и соавт., снижение массы тела в группе дапаглифлозина сохранялось до 208-й недели терапии – -3,65 против +0,73 кг11.

Среднее систолическое АД к 52-й неделе уменьшилось только в группе дапаглифлозина. Снижение значений систолического АД сохранялось в группе дапаглифлозина и при продолжении терапии – -3,69 против -0,02 мм рт. ст.

Дапаглифлозин также способствует увеличению секреции инсулина и улучшению функции β-клеток поджелудочной железы уже через две недели применения12.

Уникальный механизм действия и солидная доказательная база препарата дают основание утверждать, что раннее назначение дапаглифлозина, способствующего улучшению конт­роля гликемии, снижению массы тела и артериального давления, улучшению функции β-клеток поджелудочной железы, кардио- и нефропротекции, позволяет реализовать основные цели лечения СД 2 типа. «Поэтому нашей пациентке показан дапаглифлозин», – подчеркнула докладчик.

Кратко представив алгоритм инициации терапии ингибиторами НГЛТ-2 у пациентов с СД 2 типа, получающих сахароснижающие препараты, профессор Т.Ю. Демидова сделала акцент на фиксированной комбинации дапаглифлозина с метформином. Примером такой комбинации является препарат Сигдуо Лонг®. Взаимодополняющий механизм действия входящих в его состав компонентов (дапаглифлозина и пролонгированного метформина) обеспечивает воздействие на весь комплекс патофизиологических механизмов СД 2 типа.

Кардиоренальный щит для коморбидного пациента с сердечной недостаточностью

Хроническая сердечная недостаточность – одно из наиболее распространенных заболеваний сердца, ассоциированных с повышенным риском смерти. Согласно данным, представленным Сергеем Николаевичем ТЕРЕЩЕНКО, заслуженным деятелем науки РФ, д.м.н., профессором, руководителем отдела заболеваний миокарда и сердечной недостаточности Национального медицинского исследовательского центра кардиологии им. академика Е.И. Чазова, в нашей стране насчитывается порядка 15 млн пациентов с ХСН. Общая смертность в данной популяции достигает 25%, госпитальная – 6,8%13.

Сердечно-сосудистый континуум проходит через ишемическую болезнь сердца, инфаркт миокарда, сердечную недостаточность и заканчивается летальным исходом. На сегодняшний день одной из основных причин развития сердечно-сосудистого континуума признан сахарный диабет. У 24% больных СД 2 типа в качестве первого осложнения значится именно ХСН14. Еще в 2014 г. J.J. McMurrey и соавт. подчеркивали, что сердечная недостаточность – это исход, который больше нельзя игнорировать при СД15. В консенсусе экспертов ADA 2022 г. указано, что сердечная недостаточность – недооцененное осложнение СД16.

В исследовании ПРИОРИТЕТ-ХСН показано, что каждый третий пациент с ХСН страдает СД.

Согласно данным Федерального регистра сахарного диабета, именно сердечная недостаточность является главной причиной смерти больных СД 2 типа1. При этом у лиц с СД 2 типа риск сердечно-сосудистой смерти или госпитализаций по поводу СН повышен независимо от фракции выброса левого желудочка17. В то же время у трети больных СД 2 типа СН не диагностирована18.

В совместных рекомендациях экспертов Американской кардиологической ассоциации (American Heart Association's – AHA), Американской коллегии кардиологов (American College of Cardiology – ACC) и Американского общества по сердечной недостаточности (Heart Failure Society of America – HFCA) 2022 г. указаны четыре стадии развития и прогрессирования СН – A, B, C и D. Стадия А предполагает риск развития СН в отсутствие симптомов структурных изменений и повреждения миокарда. Данная стадия устанавливается пациентам с артериальной гипертензией, сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, ожирением, наследственной предрас­положенностью к СН и др. Стадия В характеризуется отсутствием симптомов СН, однако имеет место хотя бы одно из структурных изменений сердца, нарушение функции сердца или повышение натрийуретического пептида. Стадия С предполагает наличие симптомов СН, стадия D – прогрессирование СН.

Обозначенный в консенсусе ADA 2022 г. алгоритм скрининга и диагностики СН у пациентов с диабетом предусматривает ежегодную оценку уровня натрийуретического пептида и тропонина для диагностики СН на стадии В и риска прогрессирования симптомной СН. При подозрении на СН диагностические тесты включают анализ функции щитовидной железы, определение уровня глюкозы натощак и гликированного гемоглобина.

В рекомендациях AHA/ACC/HFCA 2022 г. подчеркивается целесообразность использования ингибиторов НГЛТ-2 вне зависимости от статуса диабета. Ингибиторы НГЛТ-2 в качестве первой линии можно применять одновременно с другими препаратами.

В настоящее время во всех значимых международных рекомендациях ингибиторы НГЛТ-2 включены в базовую схему лечения пациентов с кардио-рено-метаболическими заболеваниями, что обусловлено потенциальными механизмами их действия. Речь, в частности, идет о сосудистых и гемодинамических эффектах.

DAPA-HF – первое крупномасштабное исследование эффективности и безопасности ингибитора НГЛТ-2 дапаглифлозина (препарата Форсига®) у пациентов с СН и низкой фракцией выброса как с СД 2 типа, так и без него19. В исследовании приняли участие 4744 пациента с СН с низкой фракцией выброса (III и IV функциональные классы по Функциональной классификации Нью-Йоркской кардио­логической ассоциации (New York Heart Association Functional Classification – NYHA)), из них 45% с СД 2 типа. Средняя рСКФ участников исследования составляла 66 мл/мин/1,73 м2, фракция выброса левого желудочка – 31%. У 47% пациентов в анамнезе были указаны госпитализации по поводу СН, высокий уровень мозгового натрийуретического гормона, что свидетельствовало о тяжелой стадии заболевания.

Пациенты были рандомизированы на две группы: группу дапаглифлозина в дозе 10 мг/сут и группу плацебо в дополнение к стандартной терапии СН с низкой фракцией выброса. Первичная комбинированная конечная точка предусматривала ухудшение течения СН или сердечно-сосудистую смерть. Период наблюдения составил 18,2 месяца.

Результаты исследования DAPA-HF продемонстрировали преимущество дапаглифлозина (препарата Форсига®) перед плацебо в значимом снижении вероятности наступления событий первичной конечной точки. Терапия дапаглифлозином способствовала снижению риска ухудшения течения СН или сердечно-сосудистой смерти на 26%. На фоне приема дапаглифлозина риск ухудшения течения СН уменьшился на 30%, сердечно-сосудистой смерти – на 18%. Преимущество дапаглифлозина в отношении рассматриваемых показателей было очевидным уже на 28-й день терапии.

Аналогичные результаты в отношении снижения риска сердечно-сосудистой смерти и ухудшения течения СН были получены на фоне применения дапаглифлозина в дополнение к стандартной терапии и у пациентов с СД 2 типа, и у пациентов без диабета20. При оценке с помощью Канзасского опросника для больных кардиомиопатией (Kansas City Cardiomyopathy Questionnaire TSS) применение дапаглифлозина у большинства больных ассоциировалось с уменьшением симптомов СН и улучшением качества жизни, независимо от наличия/отсутствия СД 2 типа. Профиль безопасности дапаглифлозина был благоприятным и сопоставимым с плацебо.

В отличие от других классов препаратов для лечения СН с низкой фракцией выброса при применении препарата Форсига® не требуется титрации дозы21, 22. В 2020 г. дапаглифлозин был включен в российские клинические рекомендации по лечению ХСН. Он показан пациентам с ХСН с низкой фракцией выброса при сохраняющихся симптомах СН, несмотря на терапию ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента или антагонистами рецепторов к ангиотензину или валсартаном плюс сакубитрилом, бета-адреноблокаторами и антагонистами альдостерона, для снижения риска сердечно-сосудистой смерти и госпитализаций по поводу СН22.

Применение препарата Форсига® может способствовать решению основных задач терапии лиц с сердечной недостаточностью с низкой фракцией выброса, а именно: снижению количества госпитализаций, улучшению прогноза, устранению симптомов хронической сердечной недостаточности (одышки, отека и др.), улучшению качества жизни. Препарат Форсига® обеспечивает комплексную кардио-рено-метаболическую защиту у пациентов с СД 2 типа, сердечной недостаточностью с низкой фракцией выброса и хронической болезнью почек.

В заключение профессор С.Н. Терещенко отметил, что дапаглифлозин внесен в список 31 МНН для льготного обеспечения, поэтому лица с ССЗ могут получать его бесплатно.

Кардиоренальный щит для коморбидного больного сахарным диабетом 2 типа

По словам Ашота Мусаеловича МКРТУМЯНА, заслуженного врача РФ, д.м.н., профессора, заведующего кафедрой эндокринологии и диабетологии лечебного факультета Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова, руководителя научного отдела эндокринных и метаболических нарушений Мос­ковского клинического научного центра им. А.С. Логинова, ингибиторы НГЛТ-2 (дапаглифлозин) ассоциируются с комплексной кардиоренальной защитой у широкой популяции пациентов. Согласно российским клиническим рекомендациям «Алгоритмы специализированной помощи больным сахарным диабетом» 2021 г., ингибиторы НГЛТ-2 – приоритетная линия терапии у больных СД 2 типа и установленными ССЗ, ХСН и ХБП23.

В настоящее время доказано, что СД 2 типа, ХСН и ХБП взаимо­связаны и ухудшают прогноз друг друга, поскольку запускается цикл кардио-рено-метаболических нарушений. Cердечная недостаточность может развиться у одного из двух пациентов с СД 2 типа, диабетическая нефропатия – у двух из пяти больных СД 2 типа24. Согласно данным Федерального регистра сахарного диабета, в 2020 г. у больных СД 2 типа первое место среди сердечно-сосудистых причин смерти занимала ХСН (25,6%), среди острых и хронических диабетических осложнений – терминальная хроническая почечная недостаточность (2,0%)1.

Существенную роль в развитии патологического процесса играет нарушение углеводного обмена. Большинство пациентов с СД уже в момент постановки диагноза имеют микро- и макрососудистые осложнения, которые со временем приводят к инвалидизации и преждевременной смерти.

Гипергликемия нарушает почечную гемодинамику25. Она ассоциируется с повышенной фильтрацией глюкозы, которая запускает избыточную реабсорбцию глюкозы и натрия посредством НГЛТ-2 в проксимальном извитом канальце. Избыточная реабсорбция глюкозы повышает потребность внешнего слоя коркового вещества и внутреннего слоя мозгового вещества почки в кислороде, вызывая относительную ишемию и повышенную экспрессию маркеров клеточного стресса. Повышение нагрузки на проксимальные извитые канальцы приводит к гипертрофии почки. Низкая концентрация натрия, вызываемая реабсорбцией натрия и глюкозы посредством НГЛТ-2, деактивирует механизмы канальцево-клубочковой связи, запуская дилатацию приносящих артериол. Сопутствующая секреция ренина в ответ на низкие концентрации натрия обусловливает вазоконстрикцию выносящих артериол.

Последствиями этих гемодинамических эффектов являются стойкое повышение СКФ на уровне отдельно взятого нефрона, гиперфильтрация в клубочках, повышение внутриклубочкового давления. После гипертрофии клубочков внутриклубочковое давление снижается, но гиперфильтрация в поч­ках сохраняется. Ингибирование НГЛТ-2 снижает гиперфильтрацию через восстановление тубуло-гломерулярной обратной связи.

Доказано, что сахарный диабет является независимым фактором риска развития сердечной недостаточности. При этом СД может привести к развитию СН через механизмы, как опосредованные атеросклерозом, так и не зависящие от него, в частности вследствие воспалительного воздействия на микрососудистое русло миокарда. В связи с этим в консенсусе ADA/EASD 2022 г. подчеркивается, что при выявлении у пациента с СД 2 типа атеросклеротического сердечно-сосудистого заболевания или факторов высокого риска его развития рекомендуется назначение ингибиторов НГЛТ-2 с доказанным преимуществом в отношении ССЗ.

Ингибиторы НГЛТ-2 рассматриваются как приоритетные и у пациентов с СД 2 типа и ХБП. Например, пациентам с рСКФ менее 45 мл/мин/1,73 м2 и выраженной альбуминурией (> 30 мг/ммоль) в качестве препаратов первой линии предпочтительно назначать ингибиторы НГЛТ-2 дапаглифлозин и канаглифлозин, доказавшие способность замедлять прогрессирование ХБП в этой популяции. Ингибиторы НГЛТ-2 также показаны для лечения лиц с ХБП с альбуминурией 30 мг/ммоль и менее.

Следует отметить, что в последние годы доля пациентов, использующих ингибиторы НГЛТ-2, постепенно возрастает. Так, согласно данным Федерального регистра сахарного диабета, количество получающих ингибиторы НГЛТ-2 с 2021 по 2022 г. увеличилось с 5,5 до 8,7%. Первые две позиции среди пероральных сахароснижающих препаратов по-прежнему удерживают метформин (33,64%) и ПСМ (12,00%).

Далее профессор А.М. Мкртумян представил результаты исследований дапаглифлозина.

В исследовании CARDIA-MOS анализировалось влияние дапаглифлозина на показатели общей смертности пациентов с СД 2 типа г. Москвы26. В анализ были включены ретроспективные данные первичной медицинской документации за период с 1 января 2017 г. по 31 декабря 2020 г. Для оценки частоты различных исходов терапии были сформированы две выборки: основная и контрольная.

В исследование были включены больные СД 2 типа в возрасте от 50 до 75 лет с наличием в анамнезе ССЗ или одного и более факторов риска их развития (артериальная гипертензия, дислипидемия). До момента включения в исследование пациенты не получали препараты из группы агонистов рецепторов глюкагоноподобного пептида 1 или ингибиторы НГЛТ-2.

Согласно полученным результатам, применение дапаглифлозина ассоциировалось со снижением смерти от всех причин. Было показано, что в основной группе относительный риск смерти от всех причин снизился на 39% (р < 0,05) по сравнению с конт­рольной группой. За период наблюдения относительный риск смерти от ХСН в группе дапаглифлозина уменьшился на 77%. В подгруппе пациентов с подтвержденным ССЗ, получавших дапаглифлозин, относительный риск смерти от всех причин снизился на 47%.

В рамках многоцентрового рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования DAPA-CKD был проведен подгрупповой анализ эффекта дапаглифлозина и плацебо у пациентов с ХБП и СД 2 типа в соответствии с исходно принимаемыми сахароснижающими препаратами27. Согласно подгрупповому анализу, преимущество дапаглифлозина в отношении основного исхода было постоянным независимо от используемых для лечения СД 2 типа препаратов. Дапаглифлозин также последовательно снижал риск всех вторичных исходов независимо от исходной терапии СД 2 типа.

Резюмируя вышесказанное, профессор А.М. Мкртумян отметил, что дапаглифлозин (препарат Форсига®) обладает ранней и комплексной защитой у широкой популяции пациентов21.

Препарат Форсига® (дапаглифлозин) рекомендован:

  • взрослым больным СД 2 типа с установленным диагнозом ССЗ или двумя и более факторами сердечно-сосудистого риска для снижения риска госпитализаций по поводу сердечной недостаточности;
  • взрослым пациентам с ХСН II–IV функционального класса по NYHA со сниженной фракцией выброса для уменьшения риска сердечно-сосудистой смерти и госпитализаций по поводу СН;
  • взрослым пациентам с ХБП и риском ее прогрессирования для уменьшения вероятности устойчивого снижения рСКФ, наступления терминальной стадии хронической почечной недостаточности, смерти от ССЗ и госпитализаций по поводу СН.

Препарат Форсига® (дапаглифлозин) показан пациентам с ХСН с низкой фракцией выброса, ХБП, с СД 2 типа и без него.

Завершая выступление, профессор А.М. Мкртумян подчеркнул, что сегодня в арсенале специалистов имеется комбинированный препарат Сиг­дуо Лонг®, в состав которого входят дапаглифлозин и метформин пролонгированного действия. Дапаглифлозин снижает реабсорбцию глюкозы, нагрузку на β-клетки, вес, артериальное давление, риск госпитализаций по поводу СН. Метформин пролонгированного действия улучшает чувствительность клеток к инсулину и поглощение глюкозы, уменьшает продукцию глюкозы печенью, абсорбцию глюкозы в кишечнике, характеризуется лучшей переносимостью со стороны желудочно-кишечного тракта, чем метформин немедленного высвобождения. Взаимодополняющий механизм действия входящих в состав препарата Сигдуо Лонг® активных веществ позволяет воздействовать на весь комплекс патофизиологических механизмов при СД 2 типа.

  • КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: диабет, артериальная гипертензия, ожирение, курение, гипертрофия левого желудочка, атеросклероз, Форсига
1. Дедов И.И., Шестакова М.В., Викулова О.К. и др. Эпидемиологические характеристики сахарного диабета в Российской Федерации: клинико-статистический анализ по данным регистра сахарного диабета на 01.01.2021. Сахарный диабет. 2021; 34 (1): 204–221.
2. Dzau V., Braunwald E. Resolved and unresolved issues in the prevention and treatment of coronary artery disease: a workshop consensus statement. Am. Heart J. 1991; 121 (4 Pt. 1): 1244–1263.
3. Резник Е.В., Никитин И.Г. Кардиоренальный синдром у больных с сердечной недостаточностью как этап кардиоренального континуума (часть I): определение, классификация, патогенез, диагностика, эпидемиология (обзор литературы). Архивъ внутренней медицины. 2019; 9 (1): 5–22.
4. Iglay K., Hannachi H., Howie P.J., et al. Prevalence and co-prevalence of comorbidities among patients with type 2 diabetes mellitus. Curr. Med. Res. Opin. 2016; 32 (7): 1243–1252.
5. Wu B., Bell K., Stanford A., et al. Understanding CKD among patients with T2DM: prevalence, temporal trends, and treatment patterns – NHANES 2007–2012. BMJ Open Diabetes Res. Care. 2016; 4 (1): e000154.
6. Heerspink H.J.L., Kosiborod M., Inzucchi S.E., Cherney D.Z.I. Renoprotective effects of sodium-glucose cotransporter-2 inhibitors. Kidney Int. 2018; 94 (1): 26–39.
7. Tamargo J. Sodium-glucose cotransporter 2 inhibitors in heart failure: potential mechanisms of action, adverse effects and future developments. Eur. Cardiol. 2019; 14 (1): 23–32.
8. Wiviott S.D., Raz I., Bonaca M.P., et al. Dapagliflozin and cardiovascular outcomes in type 2 diabetes. N. Engl. J. Med. 2019; 380 (4): 347–357.
9. Mosenzon O., Wiviott S.D., Cahn A., et al. Effects of dapagliflozin on development and progression of kidney disease in patients with type 2 diabetes: an analysis from the DECLARE-TIMI 58 randomised trial. Lancet Diabetes Endocrinol. 2019; 7 (8): 606–617.
10. Nauck M.A., Del Prato S., Meier J.J., et al. Dapagliflozin versus glipizide as add-on therapy in patients with type 2 diabetes who have inadequate glycemic control with metformin: a randomized, 52-week, double-blind, active-controlled noninferiority trial. Diabetes Care. 2011; 34 (9): 2015–2022.
11. Del Prato S., Nauck M., Durán-Garcia S., et al. Long-term glycaemic response and tolerability of dapagliflozin versus a sulphonylurea as add-on therapy to metformin in patients with type 2 diabetes: 4-year data. Diabetes Obes. Metab. 2015; 17 (6): 581–590.
12. Merovci A., Mari A., Solis-Herrera C., et al. Dapagliflozin lowers plasma glucose concentration and improves β-cell function. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2015; 100 (5): 1927–1932.
13. Фомин И.В. Хроническая сердечная недостаточность в Российской Федерации. Что сегодня мы имеем и что должны сделать. Российский кардиологический журнал. 2016; 8: 7–13.
14. Birkeland K.I., Bodegard J., Eriksson J.W., et al. Heart failure and chronic kidney disease manifestation and mortality risk associations in type 2 diabetes: a large multinational cohort study. Diabetes Obes. Metab. 2020; 22 (9): 1607–1618.
15. McMurray J.J.V., Gerstein H.C., Holman R.R., Pfeffer M.A. Heart failure: a cardiovascular outcome in diabetes that can no longer be ignored. Lancet Diabetes Endocrinol. 2014; 2 (10): 843–851.
16. Pop-Busui R., Januzzi J.L., Bruemmer D., et al. Heart failure: an underappreciated complication of diabetes. A consensus report of the American Diabetes Association. Diabetes Care. 2022; 45 (7): 1670–1690.
17. MacDonald M.R., Petrie M.C., Varyani F., et al. Impact of diabetes on outcomes in patients with low and preserved ejection fraction heart failure: an analysis of the Candesartan in Heart failure: Assessment of Reduction in Mortality and morbidity (CHARM) programme. Eur. Heart J. 2008; 29 (11): 1377–1385.
18. Boonman-de Winter L.J.M., Rutten F.H., Cramer M.J.M., et al. High prevalence of previously unknown heart failure and left ventricular dysfunction in patients with type 2 diabetes. Diabetologia. 2012; 55 (8): 2154–2162.
19. МcMurray J.J.V., Solomon S.D., Inzucchi S.E., et al. Dapagliflozin in patients with heart failure and reduced ejection fraction. N. Engl. J. Med. 2019; 381 (21): 1995–2008.
20. Petrie M.C., Verma S., Docherty K.F., et al. Effect of dapagliflozin on worsening heart failure and cardiovascular death in patients with heart failure with and without diabetes. JAMA. 2020; 323 (14): 1353–1368.
21. Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата Форсига (таблетки, покрытые пленочной оболочкой 5 мг, 10 мг). Регистрационное удостоверение № ЛП 002596 от 21.08.2014.
22. Хроническая сердечная недостаточность. Клинические рекомендации 2020. Российский кардиологический журнал. 2020; 25 (11): 4083.
23. Алгоритмы специализированной помощи больным сахарным диабетом. Клинические рекомендации / под ред. И.И. Дедова, М.В. Шестаковой, А.Ю. Майорова. М., 2021.
24. Американская диабетическая ассоциация. Уход за диабетом. 2021; 44 (приложение 1): 1–232.
25. Anders H.-J., Huber T.B., Isermann B., Schiffer M. CKD in diabetes: diabetic kidney disease versus nondiabetic kidney disease. Nat. Rev. Nephrol. 2018; 14 (6): 361–377.
26. Анциферов М.Б., Демидов Н.А., Балберова М.А. и др. Влияние ингибиторов натрий-глюкозного котранспортера 2 типа дапаглифлозина на показатели общей смертности больных сахарным диабетом 2 типа (исследование CARDIA-MOS, Москва). Сахарный диабет. 2022; 25 (5): 439–448.
27. Persson F., Rossing P., JONGS N., et al. Efficacy of dapagliflozin by baseline diabetes medications: a prespecified analysis from the DAPA-CKD study. ADA, 2022; Poster 866 // https://ada.scientificposters.com/epsAbstractADA.cfm?id=2.
ИНСТРУМЕНТЫ